Театр «ФЭСТ»: от классики до экспериментов

Театр «ФЭСТ»: от классики до экспериментовТеатр «ФЭСТ» в Мытищах — явление уникальное. Выросший из агитбригады одного из факультетов лесотехнического института, театр уверенно продолжает свое развитие с новыми постановками, молодыми перспективными актерами. О прошлом и будущем театра рассказывает заведующий труппой «ФЭСТа», заслуженный артист России Дмитрий Полянский.

— С чего началась история театра «ФЭСТ»?
— Агитбригада факультета электроники и счетно-решающей техники Московского лесотехнического института в год ставила две программы: одну серьезную, на злободневную тему, другую юмористическую — на День факультета. Ставили мы не только «капустники», но «трудные постановки», например, по произведениям братьев Стругацких. А дальше началось самое интересное: всем студенческим театром из 14 человек мы поступили в Щепкинское училище. Закончили его с красными дипломами и вернулись в Мытищи, в наш студенческий клуб. После того, как глава Мытищинского района Анатолий Астрахов побывал на спектакле и оценил наш уровень, было решено организовать в Мытищах молодежный театр и отдать под него полузаброшенный кинотеатр. Так началась история этого здания как дома для «ФЭСТа».
У нас есть свой зритель, всегда полные залы. Нашей публике от трех до 93 лет. Репертуар огромен: комедии, мелодрамы, экспериментальные спектакли, классика! Например, спектакль «Солнцеликий» по «Кабале святош» Булгакова — не для широкой публики, он для истинных театралов, которые ходят в театр думать. Такие постановки должны быть. Но также должны присутствовать и спектакли чисто комедийные, без высоких целей и задач. Но такой интересный момент: допустим, человек никогда не был в театре. Его друзья приглашают, на абсолютную безделицу, комедию. Он смеется, выходит из театра с приподнятым настроением. И в следующий раз уже зовет своих друзей — просто посмеяться. Но уже через год он сидит на « Солнцеликом» — понравилось, затянуло, он полюбил театр.

— Как вы можете обозначить концепцию театра?
— Мы театр для семейного просмотра, но и эксперименты нам не чужды. У нас большой детский репертуар — 14 спектаклей. Когда мы начинали, на наших спектаклях присутствовало 15 человек на сцене и 15 человек в зале, а на детских спектаклях были полные залы! Это очень важно – приучать детей к театру с малых лет. В прошлом году мне удалось поставить спектакль «Три поросенка» — для самых маленьких детишек от трех лет. Надеюсь, что и в будущем сможем работать для такой аудитории. К новому году будет полностью сформирован репертуар для малышей.

— Сегодня визуальное искусство расширяет свои границы и сферы влияния. Нет ли для театра опасности угаснуть, стать неинтересным?
— Театр не может угаснуть. В данную минуту, единственный раз в жизни актер существует на сцене, здесь и сейчас. И зритель даже в одном спектакле никогда не застанет того же актера с той же и игрой и теми же эмоциями. Это будет один человек, но существующий уже в другое время, снова здесь и сейчас, и зритель будет ему сопереживать! Это не кинотеатр с попкорном, театр дает другие возможности. Тем более русская театральная школа, с ее мастерством и драматургией.

— Есть ли у вас «золотая» актерская мечта? Гамлета сыграть, например?
— Мне очень повезло в жизни: было много главных ролей, я многое попробовал. Но вот Рената Териади предложила сыграть мне в «Женитьбе Фигаро». Это интересно и немного боязно: я-то уже не молод! Но режиссер видит историю мужчины средних лет, который борется за свою любовь. Если честно, я не знаю, получится у нас его поставить: на подобные спектакли нужны деньги. И большие.

— Расскажите о труппе театра!
— У нас замечательная труппа, я обожаю всех ее участников. Наш театр в этом плане уникален. В нем работают три поколения: первое — «щепкинцы», которые окончили училище в 1995 году, второе — курс, который набирали мы сами в Институте современного искусства, они завершили учебу в 2001 году. Сейчас мы набрали прекрасных молодых актеров с горящими глазами, влюбленными в театр! Они хотят работать, они талантливы, у них заразительный энтузиазм.

— Как можно удержать молодого актера в театре?
— Актер должен быть востребован в театре, где должна быть прекрасная рабочая атмосфера. Да, мы понимаем все реалии современности: я стараюсь все учитывать, отпускать молодых актеров и на съемки, и на подработки. Мы помогаем, как можем: найдем место в общежитии, дадим премию. Если человек влюбится в работу и коллектив — никуда ему не захочется уходить. Я в театре 26 лет, никогда не было желания ничего поменять. Да и зачем что-то менять! Вот театр: твори, развивайся! Я только «за», если актеры предлагают какие-то решения на репетициях: значит, они мыслят, живут театром! Наш худрук Игорь Александрович Шаповалов в этом плане очень мудрый человек: многие постановки сделаны по актерским предложениям. Например, история наших молодых актрис: они предложили поставить пьесу про войну. И это был замечательный опыт: мое поколение знало людей прошедших войну, мы воспитывались на патриотических фильмах. Нынешнему поколению сложней. Как сыграть фронтовичку, если никогда не соприкасался с этой историей? Я предлагал актрисам литературу, фильмы про войну для просмотра и наши девушки работали! Искали, думали, вживались в это трагичное время. В прошлом году состоялась премьера по пьесе Тараса Дрозда «Это, девушки, война…». И я скажу так: все эти эмоции, эта работа, кропотливая, актерская, личностная, дороже любых наград!

— Чего ждать зрителю «ФЭСТа» в будущем году?
— Во-первых, очень важную для нас новогоднюю программу для детей. Два спектакля: один на основной сцене, другой — на камерной. Кроме того, Игорь Александрович Шаповалов планирует осуществить свою режиссерскую мечту: будет ставить «Ромео и Джульетту». Есть в планах музыкальный спектакль. Но мы зависим от финансирования.

Записала Лиля Остапенко
Издательство «Подмосковье»

Комментарии закрыты