Три часа «Под небом Парижа» пролетают, как миг.

Беседа главного режиссера театра И.А.Шаповалова с корреспонденотом газеты «Ежедневные новости-Подмосковье» Алексеем Белым. 

23 апреля 2003 года мытищинскому театру «ФЭСТ» исполняется пятнадцать лет. Накануне юбилея дел у художественного руководителя театра Игоря ШАПОВАЛОВА по горло. И все-таки он смог выкроить полчаса для беседы с нашим корреспондентом.

— Игорь Александрович, вы готовитесь к пятнадцатилетию, но ведь у вашего театра история более длинная?
— ФЭСТ действительно зародился как студенческий театр факультета электроники и системотехники в конце семидесятых, а в 1988 году мы лишь юридически зарегистрировались. Сначала отправили письмо в Министерство общего машиностроения с просьбой дать ребятам свободное распределение. Забавно, но нам пошли навстречу. Затем какое-то время шарахались по различным эстрадным площадкам. С кем только тогда не выступали: с Глызиным, с «Лицедеями», с «Любэ»…
Первый драматический спектакль мы сделали по роману братьев Стругацких «Трудно быть богом». Вышли на самих мэтров фантастики, рассказали о своем театре и я до сих пор не могу понять, почему нас сразу не выгнали, а подарили нигде не опубликованную пьесу «Без оружия». Спектакль получился настолько мощным, что мы окончательно заболели театром.
Стало понятно, что пришла пора становиться профессионалами и получать театральное образование. А конкурс-то в театральные вузы -150 человек на место, поступить всем вместе было нереально.
— И как вам удалось пробить целевой курс?
— Чудом каким-то. Я начал ходить по инстанциям и добрался в итоге до замминистра культуры СССР. Удивительно, но он меня внимательно выслушал, посочувствовал и дал свое согласие. Я стал вести переговоры с училищами и познакомился с Всеволодом Порфирьевичем Остальским, который был ректором Щепкинского. Он внял моим мольбам и собрал художественный совет. В Мытищи приехала авторитетная комиссия: академики Остальский и Афонин, профессор Баркан, актриса Быстрицкая… Перед тем просмотром я волновался, как никогда в жизни. Три часа нас смотрели, затем сутки думали. После чего приняли решение устроить нам показ на своей кафедре. И в 1990-м курс был принят. Кстати, мы были первым целевым курсом. Учились, как звери, понимали, какой шанс нам предоставлен. Четырнадцать человек на курсе было, восемь с красными дипломами закончили — случай беспрецедентный. В итоге нас объявили лучшим курсом за последнее десятилетие! Все ребята с того выпуска сейчас в составе нашего театра.
Эксперимент был признан настолько удачным, что в 1996-м нам позволили набрать еще один целевой курс. Дипломы тем ребятам сразу после Нового года вручили, так что они по праву считаются первыми актерами XXI века.
— Ребята учились бесплатно?
— Нет, на коммерческой основе.
— Кто же обучение оплачивал?
— Сами деньги зарабатывали.
— У вас прекрасный зал, переделанный из бывшего кинотеатра «Родина». Когда в него переехали?
— В 1995 году, когда при полуразрушенном кинотеатре образовали молодежный центр. Ужас, что здесь тогда творилось. Сцена была малопусенькой. Гардероба не существовало. Актерам, чтобы переодеться, приходилось пробираться в гримерку через зрительный зал. А гримерка — одна на всех! Но мы и этому рады были. Раньше-то играли в студенческом клубе Лестеха. Клуб, конечно, неплохой был, но в таких едренях находился! Добираться туда зрителям было крайне неудобно.
— Как вы получили здание кинотеатра в единоличное пользование?
— Честное слово, до сих пор не понимаю. За это помещение такая война велась! Кинотеатр хотели коммерсанты получить под автомагазин и мебельный салон. Но в мытищинской администрации сказали — будет театр и все! И сразу же приняли решение о реконструкции. В августе девяносто девятого начали здание ломать, в апреле двухтысячного театр уже открылся.
— Зритель в свой новый театр, наверное, валом повалил?
— Да уж, таким валом! По десять-пятнадцать человек на спектакль приходило. У людей же сложился стереотип: хочу сходить в театр — еду в Москву. Но мы приняли решение — спектакли ни в коем случае не отменять. Закусив удила, играли. Почти три года такой ужас продолжался.
— Вы не хотели все бросить?
— Хотел. Думал, что я делаю, зачем себе и людям голову морочу. Но в меня ребята верили, как я мог их предать? Честно признаюсь, я с отчаяния уже помещение в Москве под театр подыскивать начал. И тут ни с того ни с сего грянул первый аншлаг.
— Вы его помните?
— Такое не забывается. Представляете, билетерша полностью распродала всю билетную книжку и так растерялась, что достала другую. Часа через три поняла, что случилось. Прибегает, глаза у нее как два блюдца. Игорь Александрович, — говорит, — у нас катастрофа. Я больше двухсот двойных билетов продала. Что делать? Побежали за выручкой в соседнюю школу, стулья выпрашивать. Не представляете, что в тот вечер в зале творилось! Но всех усадили.
— Какой же спектакль тогда шел?
— «Мещанин во дворянстве». Он, кстати, до сих пор в нашем репертуаре остается. Сейчас у нас, пожалуй, лишь на два спектакля — «Мысль» и «Друзья» — перед началом билеты купить можно. Может, они слишком серьезны и тяжеловаты. А я не хочу их снимать именно из-за их серьезности.
— Мне тут байку рассказали о том, что на ваш мюзикл «Под небом Парижа» очередь на полгода вперед…
— Алексей, какая байка, это чистая правда. Ужас творится. Зрители оставляют свои телефоны в листе ожидания, и наша заведующая билетным столом им отзванивает. В советские времена дефицитные товары так распределяли.
— А почему вы его чаще в репертуар не ставите?
— Куда уж чаще — и так по шесть раз в месяц играем! Это для артистов очень тяжелый спектакль. Они же постоянно двигаются, поют…
— Расскажете, как губернатор Московской области на этот спектакль приезжал?
— Чего греха таить, зазывали мы Бориса Громова долго. Понимали, что он человек занятой, и выбраться на спектакль ему не так просто. В конце концов, подвернулся беспроигрышный вариант. Мы сдружились с депутатом Госдумы Аркадием Баскаевым, которому спектакль понравился так, что он привез целую делегацию своих коллег. Представляете, двадцать депутатов Госдумы с семьями в Мытищи приехали! Такую представительную делегацию Борису Всеволодовичу уже пришлось принимать как хозяину.
— Громову «Под небом Парижа» понравилось?
— Я ужасно боялся, что он до конца не досмотрит. Спектакль же три с половиной часа идет с двумя антрактами. А Громов до конца досидел и очень теплые слова затем на импровизированном фуршете говорил.
Борис Всеволодович весь театр обошел. Тесновато у вас как-то, говорит. Мы в ответ: в тесноте, да не в обиде. А он взял да и распорядился подготовить проект о расширении. Проект уже готов. Так что над сценой у нас скоро шапка появится и пристройка с театральными цехами, административными помещениями, а главное, с солидным репетиционным залом.
— Когда строительство начнется?
— Этим летом, и надеюсь, к новому году все будет готово. Разработчики пообещали, что все это время мы сможем играть спектакли, кроме двух месяцев, когда вскроют крышу над сценой.
— А как к вам мытищинская администрация относится?
— Лучше не бывает. Мэр Александр Ефимович Мурашов с предыдущей реконструкцией нам помог. Не поверите, но Александр Ефимович ни одной премьеры не пропускает. И не только он, а все руководство города.
— В обязательном порядке, наверное?
— О чем вы говорите, некоторые по несколько раз на спектакли ходят. И у каждого свои пристрастия.
— ФЭСТ — хозрасчетный театр?
— Нет, муниципальный. Кстати, в этом году правительство Московской области приняло очень нужное для нас постановление. Театры теперь финансируются не по статье «прочее», то есть по остаточному принципу, а отдельной строкой.
— Актеры у вас великолепные. Переманивать их, кстати, не пытались?
— Много раз! Диму Полянского звали в Малый театр, Антона Кузьменко в «Сатиру», Игоря Бондаренко — в Театр Маяковского… Как понимаете, от заманчивых предложений все они отказались.
— Как юбилей будете справлять?
— Торжественным капустником. Приедут наши друзья, причем не только из Москвы. Скажем, ждем актеров из знаменитого латвийского театра Мельтиниса, коллег из Нижнего Новгорода. Будут, конечно, поздравительные речи, но мы сделаем все, чтобы это не было скучным мероприятием.

Ежедневные новости-Подмосковье (Москва).- 16.04.2003. 

Комментарии закрыты