Актер Актерыч

Актер Актерыч Его узнают на улицах, ему дарят цветы, на него ходят в театр. Слава пришла к нему в тридцать с небольшим, а вместе с ней и большая занятость в репертуаре. «Отло­вить» звезду Мытищинского театра драмы и комедии «ФЭСТ» Игоря БОНДАРЕНКО удалось в перерыве между репетициями в гримерной.

— Игорь Викторович, ваш путь в театр был довольно извилист.
— Я не из актерской семьи. Мои родители инженеры, папа работал в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке.
— Вы общались с космонавтами?
— Видел многих, с их детьми учился в школе, сам мечтал стать космонавтом. Не получилось.
— А как же тяга к театру?
— Всегда хотел быть актером. Очень любил Андрея Миронова, Евгения Леонова, Анатолия Папанова. Из Театра сатиры с мироновских пьес просто не вылезал. После 9-го класса я пытался поступить в Щепкинское театральное училище и в ГИТИС. Меня не приняли из-за возраста, у меня еще не было аттестата.
— Почему же, получив аттестат, вы не повторили свою попытку?
— Весь наш класс собрался идти в военное училище, а я что, хуже других? Профессия актера была непонятной, неизвестной, знакомых в этой среде у нас не было, поэтому я пошел подавать документы в летное училище. Из-за травмы на соревнованиях по дзюдо меня не взяли, и чтобы переждать время, я поступил в лесотехнический институт на факультет электронно-счетной техники — ФЭСТ. Там я встретил Игоря Шаповалова, ныне художественного руководителя нашего театра, и агитбригаду. 
— Театральные страсти вспыхнули с новой силой?
— Еще как! Первые полгода я посещал все сборы агитбригады, даже участвовал в одном спектакле. Учеба, естественно, дала крен, в деканате получил по шапке и вернулся к занятиям. Полтора года я учебу подтягивал и только в начале третьего курса вновь пришел в бригаду с уже устоявшимся желанием играть.
— А как было с учебой?
— Все нормально. Институт я окончил благополучно. Получил диплом инженера сетевой тех­ники и параллельно окончил кур­сы штурманов военно-транспор­тной авиации. И вот когда встал вопрос о работе, я, Игорь Шапо­валов, Дима Полянский, Игорь Ильин, Алла Баринова, Антон Кузьменко, Игорь Калагин реши­ли продолжать наши театраль­ные дела. Сразу встал вопрос об актерском образовании. И тут нам крупно повезло: нас всех, 15 человек, приняли в Щепкинское театральное училище, что и решило мою дальнейшую судьбу.
— Родители не возражали?
— Как же не возражали: сын — не инженер, а неизвестно кто, да еще и неизвестно какого театра. Это была, конечно, авантюра чистой воды.
— В которую вы кинулись уже вполне взрослым человеком. Неужели вы не понимали, что вам предстоят годы неопределенности и безденежья?
— Нет, ничего такого мы не понимали. Перестройка тогда еще не развалилась и все шло более или менее благополучно. Мы даже начали выезжать на гастроли, в том числе и за рубеж, зарабатывали деньги себе на обучение. Вот когда начался оголтелый капитализм, тогда нам пришлось туго.
— Как же вы выстояли?
— Мы держались все вместе до конца. И разорвать эту дружбу теперь уже невозможно. Мы иногда пытаемся делать что-то по отдельности: сниматься в кино, в клипах, играть в других театрах, но хочется вернуться в свою театральную семью.
— Но есть же еще и разница в таланте: кому дано больше, кому-то меньше.
— У меня, наверное, есть такая счастливая возможность не видеть этого со стороны. Я играю практически во всех спектаклях нашего театра и оценивать игру своих товарищей как зритель не могу, нет такой возможности, а все претензии к партнерам сни­маются в ходе репетиций.
— Вы актер определенного амплуа?
— Наверное, оно у меня есть, но по большей части его опреде­ляет режиссер. В основном роли у меня комические и характер­ные, хотя есть и серьезные.
— Выбор вас на ту или иную роль определяется еще и вашей фактурой.
— Да, я думаю, да.
— Героя-любовника сыграть не дано?
— Элементарно. И играл в начале своей карьеры, когда был похудее, имел волосы, а бороду — нет. С возрастом (мне 36) пришлось меня заменить. Но вообще образы героев меня никогда не прельщали. Герой с внутренним шармом, чувством юмора — это мне нравится.
— Актер, играющий комические роли, должен быть веселым?
— Я совсем невеселый, замкнутый, грустный, хотя шутить очень люблю. Дело в том, что когда весь день шутишь и смеешься, то тратишь на это свой внутренний запас, и на спектакль его уже не остается. Сейчас я осознанно стараюсь копить в себе, чтобы потом выплескивать это на сцене.
— Чтобы что-то копить, нужно откуда-то это брать.
— Я наблюдаю за окружающим меня миром, за товарищами, за людьми — это часть профессии. Сам ты можешь ну сто шуток придумать, а жизнь подскажет тебе тысячи. Когда идет работа над каким-то сложным образом и надо найти его характер, прототип, то лучше всего побольше понаблю­дать за людьми, посмотреть теле­визор или записи со спектаклями своих кумиров — как они выходили из таких ситуаций.
— В спектаклях «ФЭСТа» все­гда много песен и танцев.
— Моя комплекция мне не ме­шает, я чувствую себя легко. Еще в школе занимался бальными танцами и хореографией.
— Спортом не занимаетесь?
— Только зарядкой для поддер­жания себя в форме, а потом у нас в театре перед репетициями про­водятся тренинги.
— Театральная молодежь вас называет уже по имени-отчеству?
— Да я как-то не стремился к этому, но друзья в шутку, еще когда мы были совсем молодыми, называли меня по отчеству. Так это и приросло: Игорь Викторович, но на ты.
— Как складываются у актера Бондаренко отношения с прекрасным полом?
— Совершенно замечательно. У меня есть подруга. Она — экономист. От первого брака у нее есть ребенок.
— Нормальную семью создать не хотите?
— Конечно, хотим. Все, я думаю, к этому и идет. Просто сейчас надо наладить дела так, чтобы мое творчество приносило еще и финансовое удовлетворение.
— Вредные привычки вас не одолевают?
— Курю, выпить с друзьями на праздники — отчего же нет. Но у меня есть одна очень вредная привычка: я безумно люблю рыбалку, готов ловить рыбу когда угодно и где угодно. Если удается, то с семьей выезжаем на природу.
— Вы поладили с ребенком вашей будущей жены?
— Вполне, мы с ним друзья, он меня зовет то просто по имени, то дядя Игорь.
— Стоя за кулисами перед вы­ходом на сцену, волнуетесь?
— Да, конечно. Иногда надо пройти сцены с партнером, вспом­нить текст.
— Вы всегда согласны с тем решением, которое предлагает режиссер?
— Нет. Поначалу спорю, но меня легко убедить, и порой бывает легче сделать так, как требует режиссер, и сделать хорошо, что­бы потом он убедился, что этого лучше не делать.
— В ходе проката спектакля рисунок роли меняется?
— Да. Во время подготовки спектакля не всегда удается угадать, как зритель будет реагировать на ту или иную шутку. Залы тоже бывают разные, я ведь чувствую его реакцию.
— Провалов у вас не было?
— Всякое бывало. Переживать, правда, мне особенно некогда. Надо найти причину того, что было не так, и устранить ее. Если это невозможно, то надо пережить.
— После спектакля вы себя чувствуете, как выжатый лимон?
— Скорее, как выжатый апельсин. Энергии затрачивается много, и процесс релаксации тоже длительный.
— Для релаксации многие пропускают рюмочку.
— Я пропускаю душ. Минут 15 под ним стою. Потом можно посидеть в гримерке, подышать свежим воздухом по дороге домой, а лучше всего, в минус диете, хорошо покушать дома после спектакля.
— Когда же вы ложитесь?
— Не раньше часа ночи, я сова. Встаю, правда, рано, часов в семь: Кирилла надо будить в школу. Мы вместе завтракаем. Если я могу, то отвожу его в школу, если нет — это делает Люба. Потом поброжу-поброжу по квартире и еще часик посплю.
— Кроме театра и рыбалки, других интересов у вас нет?
— Почему нет? Я люблю рисовать, одно время даже писал стихи, сейчас сочиняю только для капустников.
— Нет желания самому что-нибудь поставить?
— Режиссер и актер — это абсолютно разные профессии, разные образы жизни и мысли, иногда диаметрально противоположные. Режиссер видит все в готовом виде. Он должен создавать на сцене конфликт между актерами, а актер должен выполнять этот конфликт по задаче режиссера. У меня нет желания ставить пьесу и самому в ней не играть. Лучше наоборот.
— Каковы ваши планы на ближайшее будущее?
— Съемки в кино — есть несколько предложений, в театре репетирую новую роль. К нам в «ФЭСТ» пошел зритель, нас заметили, стали ездить из других городов, и нам надо укреплять это, чтобы зрителей у нас было как можно больше и ходили бы они к нам как можно чаще.

Беседовала А.УРАЛОВА
«Родники», 16 февраля 2002 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты