Боюсь равнодушия

Боюсь равнодушия Он играет в спектаклях, ведет мероприя­тия, нередко ставит их, а еще учит азам театрального искусства детей. У нас в гостях заслуженный артист Московской области, ведущий актер театра драмы и комедии «ФЭСТ» Игорь КАЛАГИН.

— Игорь, ваша мама, Любовь Сергеевна Калагина, — председатель комитета по социальной политике семьи, детей и молодежи администрации Мытищинского района, а кто папа?
— Папа, Александр Петрович Калагин, человек заслуженный, лауреат Государственной премии, полковник в отставке, работал в оборонной промышленности.
— Что вас подвигло поступать в Лесотехнический институт на ФЭСТ?
— Там не нужно было сдавать химию, институт расположен недалеко от дома, и специальность программиста была модной.
— Вы дошли до последнего курса?
— Не успел. После второго курса я ушел в армию. Еще на первом курсе я попал на выступление агитбригады ФЭСТа. Мне понравилось, и я стал ходить на репетиции. Участвовал в постановке первого большого спектакля «Трудно быть богом». Играл мальчика Уно. В армии я получил письмо от ребят. Они писали, что агитбригада пытается перейти на хозрасчет и стать профессиональным театром.
— И вы пошли в театр?
— Я продолжил учебу, но все больше склонялся ктому, чтобы сделать делом своей жизни театр. И решился. В театральном училище была совершенно другая учеба с другой личностной отдачей.

— Трудно каждый день в чужом образе выходить на сцену?
— На сцене надо быть настоящим. Фраза: «Калагин играл сегодня хорошо», — означает, что я играл, а не жил на сцене, если выходишь после спектакля душевно усталый, значит что-то делал не так. А если на сцене есть ощущение полета и все легко получается, то выходишь со спектакля с чувством удовлетворения.
— Вам приходилось играть роли, которые не нравятся?
— Честно говоря, да. Я стараюсь с этим справляться. От того, как я играю, зависят мои товарищи.
— А есть любимая роль?
— Даже несколько. Вот Герцог в спектакле «…Чума на оба ваши дома!». Это строгая роль. Он, говоря современным языком, — глава государства, но при этом живой человек с чувствами и эмоциями.
— Как вы расцениваете свои роли в «Тени» и в «Свои люди — сочтемся!»?
— «Тень» — хулиганство, в хорошем смысле слова. Мне больше нравятся роли выстраданные, которые дались потом и кровью.
— Как вам дался Островский?
— Роль Подхалюзина стоит несколько особняком. Он менее заметен, чем другие, но все в пьесе происходит из-за него. Наш Подхалюзин умный, современный, неоднозначный.
— Родителям вы на сцене нравитесь?
— Не могу сказать, что у нас происходят какие-то обсуждения. В силу своей занятости они не часто бывают на моих спектаклях.
— А сын?
— Данила высиживает все взрослые спектакли, выходит в «…Чуме» в роли мальчика.
— Тоже в актеры собирается?
— Ему только семь лет. Он с удовольствием занимается рисованием, ходит в театральную студию, в музыкальную школу. Надоест — бросит. Заставлять не хочу. Подскажу, но определяется пусть сам.
— Театр требует большой самоотдачи. Жена на это не сетует?
— Наташа очень мудрый человек и относится к этому с пониманием. Иногда придешь домой, сядешь перед телевизором и щелкаешь пультом. Это я так расслабляюсь.
— И никакого хобби для души?
— Почему нет? Подозреваю, что если бы я не был актером, то стал бы дизайнером или архитектором. Вот я квартиру отремонтировал сам. Мне нравится пилить, строгать. В земле и в машине копаться не люблю, а дом построить могу.
— На долю вашего театра выпало много испытаний. Вы бы не хотели сменить его на другой?
— У нас очень сплоченный актерский костяк. Мы держимся друг за дружку. Мы столько вложили друг в друга, что разорвать эти узы очень сложно. В этом году четыре семьи с женами и детьми поехали отдыхать вместе в отпуск. Значит что-то нас тянет друг к другу.
— Вы задумывались о том, как в дальнейшем сложится ваша театральная жизнь?
— Загадывать сложно. Я стараюсь жить сегодня в гармонии с природой. Конечно, у меня есть желания: хочется играть в хорошей пьесе, хочется масштабной роли и чтобы она удалась, встречи с интересным режиссером, хочется сняться в кино. Наша профессия такая, что мы должны слышать аплодисменты. Я приемлю и критику, если она конструктивна. Главное, чего я боюсь, — равнодушие.

Беседовала А.УРАЛОВА
"Мытищи", 30 октября 2004 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты