Человек-оркестр

Человек оркестр Он умудряется совмещать мно­жество профессий и занятий, он — актер и конферансье, автор пьес и сценариев, постановщик шоу и массовых мероприятий. Се­годня у нас в гостях Игорь ИЛЬИН, актер театра драмы и комедии «ФЭСТ» и спе­циалист по культурно-массовым мероп­риятиям управления культуры админист­рации Мытищинского района.

— Игорь Владимирович, что такое актер — понятно, а что такое специалист по культурно-массовым мероприяти­ям?
— Это человек, который занимается работой по проведению городских мероприятий, связанных с красными датами календаря, профессиональными праздниками, фестивалями, нашими районными событиями, как, напри­мер, уже прошедшее 600-летие села Тайнинского и пред­стоящее 380-летие Мытищ. Если рань­ше меня просто привлекали: «Пусть театр «ФЭСТ» ока­жет помощь…», то теперь организа­ция всей этой ра­боты поручена мне и работникам уп­равления культуры. В проведении ме­роприятий участву­ют творческие кол­лективы района, в том числе и театр «ФЭСТ».
— А вам инте­ресна такая орга­низационная рабо­та?
— В первую оче­редь она — творчес­кая и начинается с того, что надо что-то придумать, каж­дый раз — новое. Это интересно.

— Не мучительно?
— Очень. Иногда бывает просто страшно. Вот, например, областной фестиваль бардовской песни решили провести в суворовских местах в деревне Протасове. Как увязать жанр с этими местами и историческими события­ми? И это «как» все время с тобой: едешь ли на работу, разговариваешь ли с кем, и вдруг решение неожиданно возникает как бы само собой.
— Всегда ли заказчик знает, что он хочет увидеть, или «представь свои ва­рианты, а мы выберем». Вам дана пол­ная свобода?
— По-разному. Иногда приходится вы­полнять уже кем-то задуманную идею, а иногда предлагать свою со всеми вытека­ющими отсюда последствиями, организа­ционными и творческими моментами. Во всех случаях едино одно — должен состо­яться праздник.
— Вы где-то учились ставить шоу или шли практическим путем?
— Я учился актерскому мастерству в Щепкинском театральном училище и ре­жиссуре в Институте телевидения и кино. Вот телевидение находится где-то посе­редине между чистым шоу и театром.
— Вы уже поставили столько театра­лизованных мероприятий, что должно на­работаться не только мастерство, но и штампы.
— И это страшно, когда уходит творче­ство. Конечно, есть определенные нара­ботки и их приходится использовать, так же как старые декорации и костюмы, но обычно это «разнесено» в разных местах. Как говорится, у плохого акте­ра — три штампа, а у хоро­шего — три тысячи.
— Много ли времени уходит на то, чтобы при­думать шоу и воплотить это в жизнь?
— Много. Кроме режис­серской работы я еще пишу сценарии, сказки для детей, по которым мы потом в театре делаем ин­сценировки — в «ФЭСТе» по­ставлено четыре мои детс­кие пьесы, поэтому актерски я в театре сейчас занят мень­ше.
— Не обидно?
— Жалко безумно, но играть в театре можно всегда. Про­фессия актера такова, что в ней предела быть не должно, надо пробовать себя в разных амплуа. Вот сейчас мне 37 лет, а в нашем последнем спектакле «Чума на оба ваши дома» мне дали роль самого молодого персонажа — Валентина, дальнего родственника Тибаль­та. Он ходит в длинной шинели, которая ему велика, задирается, не знает, как себя вести, и над ним все смеются. Чем шире у актера возможностей попробовать себя в разных ролях, тем он интересней.
— В актерской среде как ни в какой другой развита конкуренция.
— По-моему, режиссер Львов-Анохин сказал: «Театр — это террариум единомыш­ленников». Творческие люди не могут не завидовать друг другу, хотя они искренне радуются удачам своего коллектива. Я сам завидую главным ролям Дмитрия Полянс­кого. Но, с другой стороны, и у меня кое-что есть: я снимался в «Петербургских тайнах» рядом с Безруковым, с Томом Хенксом в «Изгое», я привел наш театр сниматься в сцене Масленицы в фильме Михалкова «Сибирский цирюльник» и даже в титрах мы значимся, потом я попал в телепередачу «Праздник каждый день».
— Совсем уйти в кино не хотите?
— Нет. Мы настолько заражены театром… Это совсем другая жизнь, другой подход к творчеству, теплый, подробный, неспеш­ный, не халтурный. Спектакль сходу не сде­лаешь. Он не рождается на монтажном сто­ле.
— Всегда ли актер на сцене испытывает эмоциональный всплеск?
— Иногда выходишь со сцены и чувству­ешь — не взлетел. Вроде бы все сделано, все отработано, а не получилось: взял не тот ритм, не догнал, не поднялся — одно цепля­ется за другое.
— У людей творческих профессий приня­то снимать эмоциональное напряжение чисто русским способом.
— Читаю в газетах: «50 граммов помогают снять стресс», но актеры — народ увлекаю­щийся, они способны потерять контроль над собой и в результате потерять форму.
— Еще одно расхожее мнение: актеры — сплошь донжуаны.
— С таким же успехом они могут быть и женоненавистниками. Актеры готовы играть и в жизни, увлекать и зажигаться. С одной стороны, игра в жизни мешает игре на сцене, а с другой — без должного жизненно­го опыта не выстроишь роль.
— Судя по вашим спектаклям, человек вы веселый.
— Да не особенно. В обычной жизни мы немножко усталые, в быту начинаем скучать и не так приветливы, как в атмосфере театра.
— Игорь, вас часто видят в роли конфе­рансье.
— А это я люблю. Это — отдельная специ­альность, не без сюрпризов, напряжения и накладок. Иной раз приглашенный актер не приезжает вовремя — приходится заполнять возникшие паузы. Здесь тоже есть свои секреты, наработки и закономернос­ти. Счастливый случай, когда удается само­му подготовить программу и правильно ее выстроить.
— Как вы сами для себя определяете, кто вы: актер, конферансье, сценарист, драматург, режиссер?
— Творческая жизнь, актерская и режис­серская, очень зависит от случая, провиде­ния. Моя судьба прочно связана с театром. Пока я ставил только детские спектакли и взрослые эстрадные программы. Сейчас ищу пьесу для постановки. Хотелось бы найти что-то современное. У нас в театре классика хорошо представлена, а совре­менных пьес нет. Горин — драматург совре­менный, но тематика его пьес — историчес­кая.
— Сами написать пьесу не хотите, тем более что опыт инсценировок у вас есть?
— Ни драматургии, ни сценарному мас­терству я не учился, я это понимаю как актер и как режиссер. Мои работы ближе к шоу. Детские спектакли лучше писать в стихах, тогда появляются воздушность и артистизм, они легче воспринимаются. Наши детские спектакли — это скорее скетчи, мюзиклы. Концерт-сказка.
— Как актеры воспринимают ваши за­думки?
— Бывает, поворчат, но они знают, что с режиссером из своей среды можно что-то поставить быстрее, точнее и эффектив­нее, без лишних уходов в сторону и лиш­них затрат.
— Вам не приходится из-за нехватки финансов сокращать свои задумки?
— Наоборот, мы разворачиваем те фи­нансы, которые нам дают. Мы знаем все силы района, где и что есть, у кого и что можно попросить.
— Вам не отказывают?
— В основном нет, потому что знают, если мы что-то берем, например карагод — шест с лентами, то мы его починим, подкрасим, отреставрируем и в таком виде вернем. Ну, и потом мы сами помогаем декорациями, реквизитом и костюмами.
— Насколько мне известно, ваше пер­вое образование — техническое?
— Факультет электроники, системотех­ники — ФЭСТ Московского лесотехничес­кого института, ныне университета леса.
— Это там вы приобщились к агитбри­гаде, из которой потом вырос театр?
— Да, я приехал из Пушкинского района и на первом курсе к нам пришел Игорь Шаповалов, тогда пятикурсник и секре­тарь комсомольской организации, а ныне руководитель нашего театра, и стал рас­сказывать нам об общественной жизни института и об агитбригаде. Он рассказы­вал так, что в результате я оказался в этой самой агитбригаде, потом вместе со все­ми в театре «ФЭСТ» и в Щепкинском училище.
— Как родители восприняли ваш уход в актерство?
— Спокойно. Хотя они оба — препода­ватели технических дисциплин, но в плане выбора профессии я был предо­ставлен сам себе. Мой старший брат отыг­рался за нас двоих. Он не просто был золотым медалистом, он — гордость се­мьи, школы, района, в седьмом классе он уже был студентом. Тема его дипломной работы звучит так: «Введение космичес­кого аппарата в нижние слои атмосферы Марса», он автор нескольких научных книг. А меня недосмотрели. Но у нас мама — затейница. Она устаривает все новогодние и семеные вечера, так что во мне говорят ее гены.
— Ну и что вы собираетесь устроить на 380-летие Мытищ?
— У нас уже есть матрица — мероприя­тия, которые ждут, и, в первую очередь, наше театрализованное шествие, кото­рое мы будем расширять. К нам приедут два уличных театра из Прибалтики и Че­хии. Обязательно будут работать ночное арт-кафе, наша площадная дискотека, детский блок в парке. Предполагается какое-то историческое действо. Задей­ствованы все творческие силы района и приглашенные артисты, так что работа идет.

Беседовала А.УРАЛОВА
"Мытищи", 18 января 2003 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты