Чья власть сильнее?

Чья власть сильнее?
ЧЕЛОВЕК в халате и полумаске застыл на пьедестале. У подно­жия бродячие музыканты наигрыва­ют старый вальсок. Певица тонень­ко выводит рулады. Театр «ФЭСТ» репетирует пьесу Михаила Булгако­ва «Кабала святош». Ставит ее наш земляк Владимир АГЕЕВ, который на сегодняшний день входит в пя­терку лучших режиссеров столицы. Он является обладателем престиж­ных театральных премий «Чайка» и «Золотая маска».
— Владимир, вы работаете с «ФЭСТом» впервые. Ваши впечат­ления?
— Считаю, это хороший театр, молодежный, активный, еще заевшийся. Актеры хотят работать, бывает редко. По сравнению с ака­демическими театрами в «ФЭСТе» более здоровая атмосфера. Театр внутренне еще не покрылся трухой, и поэтому я позитивно оцениваю труппу и ее рабочее состояние.
— А как с профессиональной точ­ки зрения?
— В «ФЭСТе» сложился достаточно зрелый актерский костяк. Молодежи, которой надо еще многое пройти, есть у кого поучиться. Молодое поколение театра смотрит на своих старших това­рищей и старается овладеть всеми сек­ретами мастерства. Хотя, честно гово­ря, этим никто не может владеть в совер­шенстве. Во всяком случае в «ФЭСТе» преемственность ощущается, и это сви­детельствует о том, что театр развивает­ся.
— Кто из актеров занят в спектакле?
— Практически вся труппа. Роль Мо­льера играет Игорь Бондаренко, Людо­вика XIV — Антон Кузьменко.
— Пьесу для постановки вы выбира­ли сами?
— Нет, мне ее предложили, но, как ни странно, она совпала с моими эстетичес­кими взглядами. По идее пьеса очень хорошая: она о мире искусства. Я люблю тему конфликта искусства и жизни как таковой, да и вообще Булгаков — замеча­тельный автор.
— «Кабалу святош» ставят довольно часто и обычно акцент дел ают на проти­востоянии художника и власти.
— Это основной конфликт пьесы, его никуда не денешь. Мы пытаемся внутри действия расставить какие-то акценты, какие-то нюансы. Ведь основная идея пьесы, прошу прощения за тавтологию, — чья идея должна господствовать в мире. По мнению Булгакова, властвовать дол­жен художник. Идея утопическая. Те, кто служат прекрасному, несут свет в мир, властвовать не могут. Они обладают неактивной властью. Это как солнце. Мы его не замечаем, но без него не было бы Земли и нас.
Чья власть сильнее?
— Судя по финалу спектакля, который удалось увидеть, вы связали дей­ствие пьесы с современностью.
— Да. В моей постановке нет конкрет­ного узнавания времени. Есть намек на тему Людовика и Франции, есть костю­мы, приметы и песни советского перио­да, есть намек на Россию 30-х годов, того времени, которое описано в романе «Мастер и Маргарита».
— То есть вы рассматриваете конфликт художника и власти в философс­ком аспекте?
— В общем, да. «Кабала святош» на самом деле автобиографична. Противостояние Булгакова и власти закамуфлировано под Мольера и Людовика. Этот ар­хетип переходит из века в век.
— Насколько мне помнится, вы являетесь приверженцем театральной школы Васильева?
— Я и приверженец, и реаль­ный ученик Васильева.
— Владимир, вы работали во многих театрах. Какой из них вам наиболее близок?
— Центр драматургии и ре­жиссуры. Молодой московский театр сейчас является знаменем незави­симого театрального движения. Там идут одни из моих самых любимых спектак­лей. Но главное не это — там можно делать то, что невозможно сделать в дру­гих театрах, можно экспериментировать. Поэтому для меня Центр — самый инте­ресный театр.
— Традиционный вопрос: ваши бли­жайшие проекты?
— Здесь, в «ФЭСТе», и постановка в Центре драматургии и режиссуры очень острой пьесы молодого драматурга из Тольятти Юрия Клавдиева «Пойдем, нас ждет машина».

А.УРАЛОВА
«Мытищи», 12 ноября 2007г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты