Дождь в Ясной Поляне

Дождь в Ясной ПолянеВ июле Музей-усадьба Л.Н.Толстого “Ясная Поляна” стала местом проведения очередной режиссерской лаборатории Театра Наций в малых городах России при содействии Министерства культуры РФ.

“ЭС” не раз писала об этих акциях, помогающих коллективам не только поработать с молодыми, начинающими режиссерами и с уже признанными мастерами, “довести до ума” показанные эскизы и расширить репертуар, но и привлечь нового зрителя. Тематика постоянно расширяется. С недавнего времени Театр Наций начал проводить “ландшафтные” лаборатории в мемориальных знаковых местах России.

Проведение лаборатории в “Ясной Поляне” стало событием уникальным. Показ эскизов спектаклей по пьесам, написанным по произведениям великого писателя, впервые открывал международный арт-фестиваль “Сад гениев”, который проводит Музей-усадьба Л.Н.Толстого. В обширной программе – творческие вечера артистов, лекции известных писателей, поэтов и литературоведов (среди них – Ольга Седакова и Дмитрий Быков), концерты, кинопоказы зарубежных спектаклей и постановки российских режиссеров.

В нынешней лаборатории участвовали три театра: “ФЭСТ” (Мытищи, Московская область), “Бенефис” (Елец, Липецкая область) “Святая крепость” (Выборг, Ленинградская область). Иван Орлов выбрал “Отрочество” Я.Пулинович, Кирилл Сбитнев – “Конечную остановку” Ю.Яковлевой, действие которой происходит в Астапово, Александр Огарев – “Алексея Каренина” В.Сигарева. Только “Каренин” должен был идти на сцене яснополянского Дома культуры, остальные – на открытом воздухе. Пять дней подряд репетиции прерывались только мастер-классами по сценической речи и движению, которые проводили Марина Гарсия Солано, педагог Школы-студии МХАТ и Московского театрального колледжа О.Табакова, и Андрей Ураев, доцент кафед-ры пластического воспитания актера Школы-студии МХАТ.


В день показов все тревожно поглядывали на небо. Оно казалось безмятежно голубым. Однако прогноз был неутешителен: небесная канцелярия обещала дожди. Первая половина дня была чудесной. В пять часов вечера начался первый показ – “Отрочество” театра “ФЭСТ”. Яснополянские зрители, наверное, впервые увидели спектакль, декорацией которого служили деревья, кусты и невысокие холмы на заднем плане. Зеленая поляна, где происходило действие, просто идеально совпала с настроением первых сцен. В пьесу включены события из повести “Детство”, события происходят в имении родителей Николеньки Иртеньева (alter ego Льва Николаевича). Переход к отрочеству связан со смертью матери и переездом в Москву. Солнце светило зрителям прямо в лица, птицы летали низко и тревожно (к дождю). И все это создавало удивительно точное настроение: такая безмятежность, но что-то непременно должно случиться…

Иван Орлов закончил Российский университет театрального искусства – ГИТИС (Мастерская Л.Е.Хейфеца) в 2013 году. Он поставил немало спектаклей в разных театрах страны и недавно стал режиссером новосибирского Молодежного театра “Глобус”. Он молод, талантлив и, как показалось, помнит тяжелую, мучительную пору взросления. Дмитрий Скотников, исполняющий роль Николеньки Иртеньева, точно уловил переход от детского радостного приятия мира к разочарованию и душевной смуте. Артист Илья Ловкий, игравший старшего брата Володю, чутко уловил конфликтность ситуации, возникающей между братьями: его герой уже вырос и смотрит на муки младшего без снисхождения, и даже с жестокостью. Детские игры, охота (все необходимые предметы были созданы из картонных коробок), счастье семейной жизни, передается легкими ударами ракеток по воланчику.

Эскиз получился не только про взросление главного героя. Здесь взрослеют все персонажи, мучительно вступая в жизнь, открывая для себя ее драматические стороны. Очень точно сыграла это горькое прозрение Анастасия Москвина в роли Катеньки, дочери Мими. Все молодые артисты исплняют, разумеется, современных молодых людей. Любочка (Светлана Розова), Иленька Грапп (Филипп Ефимов), Сережа Ивин (Игорь Сетдеков), Сонечка (Екатерина Коровкина) растут вместе с главным героем. Не до конца придуман режиссером переход к болезни Николеньки, хотя сама сцена была сыграна отлично. К финалу эскиза, когда герой читает письмо умершей матери, и все персонажи медленно появляются откуда-то из глубины парка, возникает чувство неотвратимости времени.

Дождь в Ясной ПолянеПроходят десятилетия, и даже века, а молодые люди все так же трагически одиноко вступают в жизнь. И помочь им невозможно, можно только постараться не мешать.

Зрители очень четко делились на две категории: совсем молодые юноши и девушки, практически одногодки артистов, и очень пожилые дамы, казалось, ровесницы чуть ли не самого графа. Молодые выступали на обсуждении горячо, благодарили артистов и музыкантов, признавались, что узнавали себя в героях Толстого. Многие были растроганы до слез. Дамы молчали.

А потом гармония закончилась. Как только зрители переместились к крыльцу старого садового домика, чтобы посмотреть эскиз о последних часах Толстого на станции Астапово по пьесе “Конечная остановка”, хлынул проливной дождь с градом. Публика поначалу крепилась, но потом кинулась прямо на крыльцо домика, где зрители стояли в обнимку вместе с артистами выборгского театра, ободряя исполнителей. Как только дождь утих, промокшие зрители уселись на мокрые скамейки, и начался показ. Но тут снова “небеса разверзлись”, и все пришлось прервать из-за шума дождя. (Публика-то готова была сидеть под зонтиками и смотреть дальше.) Обидно было за артистов, которые привезли с собой весь реквизит, и пять дней репетировали. Но режиссер Кирилл Сбитнев, выпускник Санкт-петербургской театральной академии (Мастерская Г.Дитятковского), сказал, что теперь-то он точно эту пьесу должен поставить.

Уже окончательно вымокшие зрители обступили артистов на том же крыльце и начали расспрашивать исполнителя роли начальника станции Озолина о том, что же будет дальше, завели беседу о Толстом, о его семье. Стоя в плотном окружении мокрых зрительниц, артист Евгений Никитин пересказал пьесу. Все-таки страсть наших сограждан к высоким материям, вопреки всем обстоятельствам жизни, достойна восхищения.

Под конец вечера публика (а некоторые приехали из Тулы и на ходу договаривались о том, как они будут добираться домой), переместилась из усадьбы в здание современного Дома культуры, уютного и теплого. В нем был показан эскиз по пьесе “Алексей Каренин”. Александр Огарев не впервые принимает участие в лабораториях, несмотря на то, что он – режиссер маститый, обремененный множеством театральных наград, включая “Золотую Маску”. Что так притягивает его к участию в лабораториях? – Может быть, возможность поработать с необычным для себя материалом, с новыми артистами.

В центре очень необычной пьесы Василия Сигарева – Алексей Каренин, не самый обаятельный герой Толстого. Его глазами автор пытается увидеть саму героиню, и это совсем другой, не толстовский взгляд на Анну. В пьесе Каренин – человек любящий и уже оттого проигрывающий. Он старается понять и даже принять новую для него Анну, но он совершенно беспомощен в попытках ее вернуть. Артист елецкого театра Андрей Скоров сыграл человека слабого, неуверенного в себе, но мягкого и сердечного. К сожалению, из-за сокращений в тексте ушла тема Каренина – государственного человека, облеченного властью и силой. Поэтому исчез и конфликт внутри самого героя. Александрина Мерецкая сыграла Анну, увиденную глазами окружающих: очень кокетливую, капризную, привычно обманывающую мужа. Герой и героиня как будто живут в параллельных мирах. Пересекаются они только в отношении к сыну Сереже. Сережа здесь – не мальчик, а басовитый толстый монстр в блестящем исполнении Александра Чурляева. Им манипулирует мать, он пользуется этим и манипулирует отцом. Артист сумел сыграть отношение к роли, взгляд со стороны. Форма спектакля оказалась очень дерзкой, режиссерская ирония, которой отлично владеет Огарев, многие смыслы обострила, но драму Каренина, в общем, высмеяла. Режиссер объяснил это тем, что каждый ставит всегда “про себя” и он хотел избежать сентиментальности и жалости к герою. Эскиз получится лаконичным, точным по замыслу; хочется надеяться, что перерастет в спектакль. Тем более что на показ приехал из Ельца главный режиссер театра Радион Букаев.

После показа эскиза состоялось традиционное зрительское обсуждение. Иногда оно происходит формально, здесь же аудитория не собиралась расходиться, и если бы не позднее время, переросло бы в диспут. Говорили о том, кто же такой Каренин и каков он, о том, близко ли решение режиссера тексту самого романа. Задавали вопросы Александру Огареву. Думаю, никогда, ни в одном театре темы пьес не были и не будут так ревностно восприняты публикой. Потому что зрителями показов стали яснополянские жители, чувствующие себя причастными к жизни и творчеству Толстого. Наверное, в этом и заключен самый поразительный эффект ясно-полянской лаборатории.

Татьяна ТИХОНОВЕЦ

Комментарии закрыты