Этюд в черно-белых тонах

Этюд в черно белых тонах В мытищинском театре драмы и комедии «ФЭСТ» состоялась премьера нового спектакля.

За основу взята много раз ставленная и экранизированная пьеса Евгения Шварца «Тень». Зрителям была предложена оригинальная интерпретация, отличная от других еще и тем, что в ней много музыки. Когда-то известный артист, певец, режиссер Олег Анофриев написал музыку к пьесе Шварца, тем самым превратив ее в музыкальный спектакль. Поставить его тогда не удалось, но идея не умерла и обрела свое воплощение много лет спустя в мытищинском театре, куда ее принес сам автор музыки и стихов к ней. За постановку Олег Андреевич не взялся, и «Тень» поставил фэстовский актер и режиссер Игорь Ильин, до того успевший поставить несколько музыкальных спектаклей для детей. «Тень» — его первый опыт постановки спектакля для взрослых. Сразу скажем, удачный. А теперь — по косточкам.


Разбирать саму пьесу не стоит. О том уже позаботились критики на момент первой ее постановки. Они отметили ее сильные и слабые стороны, фабулу, «скачанную» у Андерсена, дописанный хеппи энд, мастерски выписанные характеры действующих лиц и образный, афористичный язык.

Как и в каждом хорошем произведении, в пьесе заложено несколько пластов, что, с одной стороны, не позволяет постичь всю ее глубину — нельзя объять необъятное, а с другой стороны дает возможность постановщику поставить акцент на том, что кажется ему наиболее важным. Можно поставить «Тень» как сказку, бытовую драму, притчу, романтическую историю, мелодраму, комедию. Олег Анофриев сотворил из нее музыкальную комедию с философским подтекстом. Предпосылки к этому дает сама пьеса. Ее «ткань» хорошо «держит» музыкальные номера. Ввиду их обилия шварцевский текст пришлось урезать, но при этом Анофриев сохранил смысл купюр, и то, что в спектакле не произносится, поется емкими, полновесными песенными стихами. Музыка написана в традиционной и местами несколько консервативной манере времен старых добрых «Бременских музыкантов». Отдельные музыкальные номера просто великолепны, как то: программное начало, танго людоедов, песня о журналистах, танец с бюстами.

Что касается смыслового акцента, то у Анофриева и Ильина он поставлен на духовной составляющей: светлый, чистый, порядочный человек попадает в город, населенный людьми, которые утратили эти ценные качества и стали похожи на призраков, теней. Они еще не омертвели окончательно — в каждом есть и темная, и светлая сторона. Прекрасные порывы им не чужды, но как быстро они гаснут под давлением обстоятельств. Темная сторона души берет верх, и вот уже друзья предают, любовь изменяет, а враги открыто норовят съесть.

Пьеса Шварца изобилует яркими характерами, и каждому предоставлена возможность почти бенефисно проявить себя. Балансируя на грани света и тени, лишенные четких нравственных устоев, они меняются в зависимости от ситуации, приспосабливаются под нее, становятся размытыми, зыбкими, как сны. Игорь Ильин говорил, что ставит сказку для взрослых, но получилось у него нечто более значительное. В сказочной оболочке заключены вполне реальные ситуации. Они обыгрываются иносказательно, но они реальны. Прояви свое «я» в предлагаемой ситуации — почти задание для студентов театральных вузов.

По старой фэстовской традиции мужская половина труппы справилась с ним лучше, чем женская, и характерные персонажи получились ярче, чем положительные герои. Обаяния и искренности Д.Полянского в роли Ученого еще хватает на симпатию и сострадание к его герою, но Н.Ларюнина в роли Аннунциаты так старается хорошо сыграть роль, что естественность и непосредственность ее героини уходят в сторону. На первых спектаклях это извинительно, но роль требует «доводки», так же как и роль Тени в исполнении Ф.Халяпова.

Блистательная Юлия Джули в исполнении Н.Осиповой получилась неровной — в какие-то моменты мурлыкающий голос обольстительной певицы сбивается на вульгарные базарные интонации. К Н.Галютиной, исполнительнице роли Принцессы, претензий нет. У нее все обыграно в меру: и недоверие к людям, и ожидание любви, и готовность жертвы ради нее, и драматизм обманутого чувства, и капризность, и трагедия осознания утраты.

И уж совсем хороши Хозяин гостиницы — А.Кузьменко и Министр финансов — И.Бондаренко. Интересная находка постановщика: роль министра-симулянта, которую обычно поручают субтильным актерам, здесь исполнил здоровяк Бондаренко. Поневоле начинаешь верить, что такого и яд его проймет.

Очень хорош в роли Первого Министра П.Конивец. Молодой актер романтической внешности и склада сыграл характерную роль неожиданно, ярко, интересно и очень убедительно. И еще одна бесспорная удача спектакля — журналист Цезарь Борджиа. Роль прямо-таки скроена на И.Калагина. В его исполнении самовлюбленный, беспринципный мерзавец невероятно обаятелен. Вам нравится моя откровенность?

Особо хотелось бы остановиться на сценографии и костюмах. Работа А.Тимошенко и И.Титоренко замечательна и четко отвечает поставленной задаче, даже нарочито четко. Черное и белое обыграно в самых разнообразных вариантах. Краснов и Зайцев отдыхают, но… После трех часов лицезрения черного и белого — двух контрастных цветов — устают глаза.

И еще… Очень интересно придумана и хорошо исполнена программка спектакля — в виде туристического проспекта сказочного города-курорта со здоровым климатом, чистым воздухом, прекрасными видами, жарким солнцем и духовно мертвыми жителями.

А.УРАЛОВА
"Родники", 25 марта 2004 г.

Комментарии закрыты