Мытищи. Такая разная пустота.

Мытищи. Такая разная пустота.

В Мытищинском театре драмы и комедии «ФЭСТ» в этом сезоне появился необычный памятник, который можно увидеть на камерной сцене во время моноспектакля Павла Конивца «Мальчик примерный». На вид монумент неказист — обыкновенная деревянная табуретка, хоть и большая, выше человеческого роста. Но зато какой глубинный смысл обретает это простенькое мебельное изделие после слов героя: «Это памятник пустоте. Пустоте моей, которую я в себе открыл». И уже совсем по-другому смотришь на сквозной табурет, стоящий на мощной четырехножной опоре. Вспоминается философия Мартина Хайдеггера, согласно которой человек сам может быть скульптором своей пустоты — вмещающей открытости, носящей продуктивный характер.

Павел Конивец говорит со зрителями откровенно, на доступном языке, приводит в пример жизненные истории, приключившиеся когда-то с ним, его близкими или «подсмотренные» в других семьях, додуманные, доведенные до той грани, где встречаются смешное и драматичное. Внутренние переживания, духовные искания его героя, который рос по черточкам, оставляемым мамой на дверных косяках, находят живой отклик у публики. Зал вместе с «мальчиком примерным» стоит на стуле перед гостями, боясь заплакать или описаться; теряет юбилейный рубль, а вслед за ним — и доверие бабушки; радостно бегает по роще между холмиками, не понимая, не осознавая, что это могилы неизвестных солдат.

Весь моноспектакль будто соткан из разноцветных лоскутков-воспоминаний в единое красивое полотно. Павел Конивец, являющийся не просто исполнителем, а автором текста, постановки и художественного оформления, как оголенный нерв пропускает через себя собирательный образ современного человека. «Я так живу, как будто недостаток себя пытаюсь заполнить делами, успехами, женщинами, — признается его герой. — И я себя чувствую. А раньше чувствовал целое, мир вокруг». Взрослея, мы начинаем торопиться во всем и всегда. Но куда же пропал тот наивный, восхитительно бесхитростный, доверчивый ребенок, из которого мы выросли? Где та точка, когда мы перестали просто радоваться жизни? Возможно ли в нее вернуться? На каком этапе наше истинное «я» оказалось погребено под руинами событийных обусловленностей и навязанных обязательств? Чем заполнить пустоту, растущую в сердце с каждым разочарованием?

Павлу Конивцу, который в марте отметил свой сорокалетний юбилей, есть о чем поговорить со зрителем. Иначе и быть не могло. Ведь, чтобы решиться на такой ответственный шаг как постановка моноспектакля, необходимо иметь достаточный профессиональный и жизненный багаж. В актере должны назреть вопросы, актуальные для людей во все времена, дабы вместе со зрителями попытаться найти на них ответы. Отрадно, что такое пристальное рассматривание индивида в «Мальчике примерном» не воспринимается заумно или нудно. На сцене стоит не просто рассказчик, а «человек-оркестр», который без всяких переодеваний и большого количества реквизита, лишь интонацией, мимикой, жестами «рисует» главного героя, его родных, друзей и возлюбленных.

Безусловно, для моноспектакля помимо актерского мастерства очень важен текст. Он должен быть захватывающим, тревожащим, держащим в напряжении, словно книга, от которой невозможно оторваться, не дочитав до конца. Здесь существенен тот факт, что Павел Конивец достаточно давно занимается литературным творчеством. С юности пишет стихи. И хотя скромно называет это баловством, имеет не одну тысячу виртуальных читателей (в 2009 году опубликовал в Интернете свою электронную книгу стихов «Бэфрика»). «Помню, примерно в седьмом классе я сидел за столом и у меня слезы капали на тетрадь оттого, что не мог написать сочинение, — признался Павел. — Конечно, что можно сделать, если мучаешься? А сейчас происходит прямо противоположное. Я получаю от литературного творчества колоссальное удовольствие. Во время работы над пьесой тоже не было никакого насилия над собой, писал только когда были время и желание».

Легкость, вдохновенность плавно перетекают из текста в музыкальное оформление спектакля, в котором звучат «Ave Maria» Мендельсона, вальс № 10 Шопена и другие классические произведения, услаждающие слух и душу. Даже от скромного оформления сцены, на которой помимо «памятника пустоте» стоит только табуретка обычных размеров и лежат брусочки, превращающиеся то в высотку с не спящими окнами, то в телефонную трубку, веет каким-то уютом, спокойствием. То ли дело в материале (всем известно, что дерево излучает тепло), то ли в созданной Павлом Конивцом атмосфере. Несмотря на разговоры о пустоте — страшной, глупой, звенящей, высочайшей, наполненной, мы попадаем в мир человека повзрослевшего, но не утратившего детского восприятия бытия, живущего «на третьем этаже сверху, а не снизу», целостного и жизнерадостного.

В программке премьерного моноспектакля «Мальчик примерный» есть поэтический постскриптум Павла Конивца. Не буду приводить его целиком, но мимо одного четверостишия пройти не могу:

Оказалось, что жизнь меня, глупого,
учит плавать корабликом в лужицах.
Я ладони сложил детским рупором,
не кричать в него стал, а прислушиваться.

К тому, что рассказывает со сцены актер Мытищинского театра драмы и комедии «ФЭСТ» Павел Конивец стоит прислушаться. Как старый добрый друг он ведет беседу с публикой, задевая зал за щемящие струны души. Это обескураживает и пленяет, заставляет снова и снова возвращаться к истории мальчика, который не хотел быть примерным, то есть приблизительным, а стремился быть точным — в мыслях, словах, поступках. Кажется, в этом и есть секрет наполненной пустоты.

Носенкова Светлана

Журнал «Страстной бульвар,10»
Выпуск №8-168/2014, В России
Фото автора

Комментарии закрыты