Один на один со зрителем

Один на один со зрителем

Антон Кузьменко

Более  двадцати  лет  заслуженный  артист Московской  области,  заслуженный  артист  России  Антон Кузьменко играет  в Мытищинском  театре  драмы  и  комедии «ФЭСТ». Сегодня 21 октября 2009 года на камерной сцене состоится  творческий вечер, приуроченный к сороколетию актёра.

— Антон, возраст имеет какое-то значение для роли?
— В прошлом году с большими боями отбился от роли принца в «Золушке». Хотя наш художественный руководитель Игорь Александрович Шаповалов был против, но мне кажется, что детская аудитория меня уже с трудом воспринимала бы как принца.
— Вы не побоялись выйти к зрителям с моноспектаклем?
— Пять лет назад, в свой день рождения, я решил похулиганить и сделать пародию на Евгения Гришковца, но приглашённые его не знали, и я поставил спектакль «Я, Гришковец и другие» дословно по его пьесе «Одновременно».
— В этом спектакле вы остаётесь один на один со зрителем.
— Когда играешь один, в партнёры берёшь зрителей. Какую-то часть выступления приходится посвящать их подготовке. Мой опыт работы с моноспектаклем показывает, что это требует очень много эмоциональных сил. Энергия уходит в зал и практически не возвращается. К концу спектакля я – как выжатый лимон.
— Как же вы настраиваетесь на спектакль?
— По театру ходит легенда, что, настраиваясь на спектакль, я ругаюсь с другими актёрами. На самом деле это не так: просто мы встречаемся чаще всего перед спектаклем и можем обсуждать какие-то острые проблемы. Иногда эти обсуждения выходят на критические ноты. Вот мои коллеги и решили, что так я настраиваюсь на спектакль. На самом деле перед спектаклем я читаю текст роли.
Один на один со зрителем— Вы себя называете неудобным актёром.
— Есть воля драматурга, который написал пьесу, есть воля режиссёра, который хочет ставить это произведение, а есть актёр – существо подчинённое. Мне говорят: «Играй по нотам, которые тебе дали, а если хватит таланта, можешь импровизировать между нот». Но, чтобы играть по нотам, я должен понимать, что хочет от меня режиссёр. Когда я не понимаю, то задаю вопросы – глупые, неудобные. Мне важно понять замысел режиссёра. Он должен меня убедить, что его решение единственно правильное.
— Вы не пробовали поставить себя на место режиссёра?
— Имеется опыт. Наш спектакль «Приходите в гости» — мой проект. Я нашёл пьесу, музыку, актёров, дал свои деньги на постановку, костюмы искали в секонд-хенде, декорации делали из того, что было. Но самым ужасным во всём этом была работа с актёрами, моими друзьями. Быть режиссёром мне не понравилось.
— Что вы сейчас репетируете?
— В театре взяли пьесу Островского «Волки и овцы», где я буду играть Беркутова. Роль странная. Пока режиссёрская концепция мне не вполне ясна. Возможно, что это будет лирическая комедия. Мой персонаж появляется только во втором акте, и я специально не хожу на репетиции первого акта, чтобы потом целиком составить своё мнение.
— Что бы вы хотели сыграть? Один на один со зрителем
— Мне кажется, что мы уже доросли до Чехова. Юбилей Антона Павловича – достойный повод для чеховской постановки. Понятно, что замахиваться на «Вишнёвый сад» без режиссёрской концепции глупо. Для меня сейчас вполне доступно сделать программу по ранним рассказам Чехова.
— Что зрители увидят на вашем творческом вечере?
— Может быть, что-то из Чехова. Более подробно раньше времени говорить не хочу. На спектакле режиссёр может «прикрыть» актера за счёт света, музыки, пластики, но на творческом вечере выходишь на сцену «голым» и ничего, кроме своего личного мастерства и энергии, предъявить не можешь. В этот момент надо постараться успокоиться и радостно выйти на сцену. Сорок лет – это лучший возраст, чтобы задуматься о правильности выбранного пути.

А.УРАЛОВА
«Родники», 21 октября 2009 г.

Комментарии закрыты