Цирк по системе станиславского

В Ермоловском зале Щепки этой весной играют прозу Кобо Абе. Сценическую версию повести «Вторгшиеся» под названием «Друзья» представляет театр «ФЭСТ».

История о том, как к тихому, скромному молодому человеку настырно вторглась незнакомая развеселая семейка и в результате отняли у него дом, любимую и даже жизнь, — голая метафора, трактовать которую каждый может как вздумается. Хотите — политически. Мол, железной рукой загоним человека в счастье. Хотите — человечески. Что-то вроде «и ходят в праздничной суете разнообразные не те». Хотите — философски. О праве человека на самого себя и на других. Все годится, ибо конструкция сюжета — абсурдна, а герои — условны.

«ФЭСТ» разыгрывает эту кошмарную сказку на грани театра и эстрады, реальности и мистики, звука и жеста. С пантомимой и акробатикой. С танцем и пением. Парадоксальная проза знаменитого японца — странный гость на подмостках самого традиционного театрального вуза. Так же, как сам театр «ФЭСТ» — в альма-матер русского реализма. Клоуны, ставшие драматическими актерами. Драматические актеры, оставшиеся клоунами.

Случай «ФЭСТа» — случай особый. Взять хотя бы название, в которое на первый непосвященный взгляд явно вторглась ошибка в виде торчащей ни к селу ни к городу буквы «Э». «ФЭСТ» — это другое дело. Праздник, фестиваль, дурако валяние. Так и есть. Фактически. А формально… Продолжить чтение