Пауль МААР: «Невозможно писать для детей, если не погружаться в собственное детство»

По приглашению Мытищинского театра драмы и комедии «ФЭСТ» немецкий писатель Пауль Маар приехал в Россию и будет на спектакле 8 сентября «Суббота каждый день» по его произведению «Семь суббот на неделе». Писатель посетил театр 5 сентября, где с ним встретились журналисты.

Вы ожидали приглашения посетить Мытищинский театр «ФЭСТ»?

Нет, это был сюрприз. Я знал, что здесь поставлен спектакль по одному их моих произведений, но я совсем не ожидал, что меня пригласят. Меня это очень порадовало.

Каким образом Вы узнали, что есть такой спектакль?

Мне сообщило об этом мое издательство.

Сколько лет произведению «Семь суббот на неделе»» и насколько оно популярно в Германии?

Если я отвечу на этот вопрос, сразу станет понятно, сколько мне лет)). Оно было впервые опубликовано в 1973 году и пользовалось большой популярностью. Переведено практически на 30 языков, уже появились китайский, японский, корейский переводы, а недавно – арабский.

А спектакли ставили?

В Германии каждый год ставится примерно 10 театральных спектаклей. Во всем мире, наверное, точно уже 100 постановок было.

Субастика также часто сравнивают с Карлсоном. Можете провести параллели между вашим персонажем и ним?

Наверное, да, они похожи. Но я должен признаться, что сам Карлсона не читал.

В вашей деятельности помимо писательства есть еще множество ипостасей. Это и переводы, и иллюстрации. Откуда берете вдохновение?

Немного трудно сказать… Но когда в 10 утра я сажусь за письменный стол, мои идеи знают, что в это время они должны появляться.

Насколько обстановка в театре «ФЭСТ» комфортна для вас?

Я еще не закончил экскурсию по театру, мне его только начали показывать, и я его еще весь не видел. Но то, как меня приняли, уже сейчас могу сказать – очень дружелюбно.

Вам не терпится посмотреть спектакль?

Да, мне очень этого хочется.

Какие планы на ваше пребывание в России на эти дни?

Я поеду на Книжную ярмарку, которая сейчас проходит в Москве. Моя книга про господина Белла уже была переведена, а сейчас вышел второй том. Обязательно посещу издательство, которое ее выпустило. Там же запланировано несколько разноплановых интервью не только с издательствами.

Насколько в Германии сегодня развита детская литература?

Если взять для сравнения все европейские страны, то в Германии детская литература наиболее развита. Есть точная статистика рынка, что тиражи изданий для взрослых снижаются. В детской литературе, наоборот, каждый год наблюдается прирост примерно на 5%. Вот, например, во Франции нет специализированных издательств. Те, что печатают для взрослых, издают книги и для детей. В Германии по-другому. Около двадцати достаточно крупных издательств печатают только детскую литературу.

Авторов тоже довольно много?

Да, особенно женщин-авторов детской книги.

Что известно о русской детской литературе в Германии?

К сожалению, мало. Во-первых, по причине языка. Немецкоязычная публика говорит или, по крайней мере, читает по-английски, что нельзя сказать о русском. Поэтому трудно показать немецкой аудиторию хорошую детскую книгу, вышедшую на русском языке. Но это меняется сейчас. Вот моя внучка учит в школе русский язык.

А сама культура России насколько вам близка и понятна?

Я, конечно же, читал Толстого, Достоевского, Булгакова, Чехова. Тургенева смотрел в театре. Когда так напрямую спрашивают, трудно ответить. Через пару минут, если подумать, я смогу дать более детальный ответ.

Над каким проектом сейчас работаете?

В Берлине живет иллюстратор детских книг Алеша Блау, из советских немцев. В России, сказал он, каждый ребенок знает Ходжу Насреддина. В Германии его не знают, и мы решили восполнить этот пробел, рассказав истории о нем на немецком языке. В первом томе я просто пересказал эти истории для немецких детей. Во втором томе я представил, что Ходжа Насреддин сегодня живет в Берлине и какие истории с ним могли бы произойти. Также я закончил новую пьесу для театра про Субастика. Называется она «Когда Субастика слишком много». Немного поясню. У Субастика есть веснушки синего цвета, которые исполняют желания. Домохозяйка фрау Брюкман, ворчливая и крикливая женщина, постоянно недовольна Субастиком, который, на ее взгляд, слишком наглый. И однажды, в крайнем раздражении, пожелала ему самому на голову еще одного Субастика. А так как желания исполняются, то сразу возник двойник Субастика, и их приключения описаны в пьесе.

Субастик – персонаж очень озорной. Как у вас получился такой герой, ведь Германия – страна, где все строго регулировано, где все ходит по расписанию?

Как раз у нас слишком много порядка, это и вдохновило на создание Субастика как реакция на излишний педантизм и пунктуальность Германии. В таких странах как Италия, например, все гораздо спокойнее и приятнее. Один из героев книги – господин Пепперминт – типичный немец. Он несколько скован, он всегда делает то, что ему говорят, выполняет распоряжения, в нем слишком много порядка.

Судя по всему, это проявление подсознательного протестного желания свободы. То, что произведение в Германии много раз ставилось на сцене, показывает, что это своевременная и востребованная реализация этого желания.

Да, именно так. В моих произведениях главная фигура – не Субастик, а господин Ташенбиер, ставший прообразом Пепперминта. У меня есть пример. Мой отец держал небольшую мастерскую, в которой одного из сотрудников, бухгалтера, я помню с детства. Он был абсолютно таким, как я описываю господина Пепперминта. Маленький, скованный, застенчивый, типичный интроверт. Иногда отец слишком быстро впадал в крайности, обвиняя его в потере или неуплате счета. Господин Ташенбиер никак не оправдывался, продолжая тихо работать за своим столом, а потом отец находил счет у себя. И выяснялось, что гнев был совершенно несправедлив. А господину Ташенбиеру никогда не хватало смелости сказать: «Извините, шеф, не я, а вы сами виноваты». Ребенком я наблюдал этого человека и понял для себя, что точно не хочу стать таким, как он. Будучи маленьким, я не мог помочь несчастному бухгалтеру, а став взрослым, я его возродил и подарил ему Субастика, который помог ему стать другим.

Субастик – фантастическое существо, но, может, у него тоже есть черты реального персонажа?

Нет. У меня был очень четкий план. Я провел на листе вертикальную черту, и написал слева «Господин Ташенбиер», справа – «Субастик». Если Ташенбиер – застенчивый, то Субастик – раскованный, если первый боится всего, то второй – очень смелый. Если Ташенбиер – спокойный, замкнутый, взрослые бы сказали «интроверт», то Субастик – очень коммуникативный и раскованный. Ташенбиер – очень серьезный человек, который никогда не улыбается, а Субастик сыплет шутками и хохочет. Это просто антиподы.

Как господин Ташенбиер воспринял Субастика?

Он его, к сожалению, не застал.

Какие-то еще впечатления детства всплывают в памяти, когда вы пишете? Вы же выросли в деревне, там более тесное общение с природой и т.п.

Когда я пишу, для меня очень важно детство. Мои корни там. Эрих Кёстнер, известный детский писатель в Германии, сказал, что есть взрослые, которые отбрасывают свое детство как старую шляпу. Невозможно писать для детей, если не вспоминать, не погружаться в собственное детство. У меня часто такое чувство, что взрослому человеку невозможно быть таким счастливым, как в детстве. Но я помню и много негативного, когда на меня ругались, когда меня оскорбляли ребенком. Ничего не забыл! Из этих воспоминаний и получаются мои книги.

Советский поэт Борис Заходер говорил, что пишет для детей, потому что взрослые многое перестают понимать. Вы придерживаетесь того же мнения?

Абсолютно с ним согласен.

Как Субастик звучит на немецком языке? Он какого рода?

«DasSams» от немецкого «Samstag» – суббота. Это существо среднего рода. Это обстоятельство сыграло свою роль. Я думал, что если бы герой книги был девочкой, мальчики не захотели бы ее читать, и наоборот.

Есть мнение, что Пауль Маар стал писать, потому что не было хороших детских книг. Вы сейчас так же критичны по отношению к детской литературе?

Спасибо, вы очень хорошо информированы. Пожалуй, так и было. Когда я начал читать детские книги своим детям, это 60–65-е гг., в библиотеках они были затрепанные и запыленные. Это были послевоенные годы, мы с женой поженились студентами, у нас не было денег покупать книги, поэтому мы пользовались библиотеками. Эти книги писались в годы нацистов, и хотя напрямую идеологии не было, чувствовалось, что писали их люди с хорошо промытыми мозгами.

Вы сейчас в своих книгах стараетесь избегать идеологии в каком бы то ни было виде?

Любые мнения и то, что автор думает, как-то проявляется в его произведениях. Я не могу сказать, что я стараюсь писать нейтрально. Тема, которая для меня очень важна, – это толерантность и попытка понять ближнего человека. Например, одна из проблем в Германии – это ненависть, вражда к иностранцам. В Германии очень много приезжих из разных стран, Турции, например, и есть разные слои общества, некоторые очень негативны по отношению к ним. Тогда я решил, что мне надо что-то сделать и написал книгу по этой теме «Рядом со мной еще есть место». В ней речь идет о дружбе немецкой девочки с девочкой из Ливана. Вначале у них очень большие проблемы и трудности друг с другом, потому что они представляют очень разные культуры. Например, отец немецкой девочки приглашает подругу дочки в гости, они жарят на гриле сосиски, а ливанка их не ест. Папа на это говорит дочке, что ее подруга слишком избалована. Но он не понимает, что она как мусульманка не ест свинину и здесь проблема совсем в другом. Несмотря на такую разницу в культурах, книга о том, как девочки становятся друзьями.

Как книга была принята публикой?

Вполне неплохо. Сначала она была издана как книга, потом – в карманном варианте, в мягком переплете. Сейчас она рекомендована в школах для внеклассного чтения.

Ваш герой – маленький Кенгуру – тоже представитель другой культуры?

Ну, можно сказать и так. Это, собственно, книга для тех, кто только начинает читать. Много картинок, мало текста – не больше одной строки на странице. Межкультурная история на тему животных: маленький Кенгуру, маленькая Собачка…

Спасибо за интервью. Надеемся, вы еще не один раз приедете к нам в Россию и в Мытищи.

Беседовала Марина СТАФУНИНА
Текст интервью предоставила
Алёна КОНСТАНТИНОВА
(за что Вам, Алёна, большое спасибо!)
05 сентября 2012 г.

Комментарии закрыты