Ай да Пушкин!

О премьере спектакля «Руслан и Людмила» в театре «ФЭСТ», которая состоялась 18 октября. Главный плюс спектакля — он сделан людьми, которые любят Пушкина искренне и страстно. Главный минус (если это минус) — постановка рассчитана на зрителя-единомышленника. На человека, способного наслаждаться полновесным, молодым стихом вчерашнего лицеиста.

Ай да Пушкин! Спектакль «ФЭСТа» напоминает нам о том, что поэма «Руслан и Людмила» написана двадцатилетним автором, который с гениальной непринуждённостью сплетает в единую канву русские народные сказки, античный миф, исторические труды Карамзина. И во первых строках обращается к читателю: «Примите же мой труд игривый!» Надо сказать, что приняли не все: многим современникам произведение показалось игривым сверх всякой меры. Мол, нет в нём чувства, а есть только чувственность! Десять лет спустя повзрослевший Александр Сергеевич даже вымарал кое-какие эротические сцены, зато дописал про дуб зелёный, чтобы было «понароднее». Сам же потом сокрушался, что после этого поэма стала «холодна»!

Мытищинский спектакль «Руслан и Людмила» в холодности не упрекнёшь. Хрестоматийное Лукоморье отсутствует, зато восстановлены «горячие» строфы из первого варианта. Место Баяна на пиру у киевского князя Владимира заняли молодые музыканты Виктор Самойлов и Сергей Снарский, которые иллюстрируют действие импровизацией на барабанах, бубнах, продольной флейте, варгане — это такая штука, с натянутой струной, на которой играют народы Севера. Музыка создаётся здесь и сейчас, причём участвуют в этом процессе все, кто находится на сцене, отбивая в танце чёткий ритм каблуками. Этакое древнерусское фламенко. Надо отдать должное вкусу и профессионализму балетмейстера Ольги Насыровой, пластическое решение спектакля получилось стильным и убедительным.

Эклектика — это всегда риск. Пушкину, конечно, можно было мешать лубок с античным пафосом, он гений. Но без творческого эксперимента театр быстро превращается в придаток к вешалке! Режиссёр Александр Каневский — честный и талантливый профессионал, готов рисковать ради искусства. Он собрал в одной постановке, пожалуй, всё, кроме оперы. От балета до кукольного театра. Изображающее замок Черномора сооружение на колесиках, в котором крутится перед зеркалом кукольная Людмила, пожалуй, самый громоздкий элемент оформления спектакля. Зато как трогательно баюкает Руслан крошечную спящую жену во втором акте! Замечательно работают придуманные художницей Ириной Титаренко огромные полотенца с орнаментами, одновременно напоминающими и Древнюю Грецию, и роспись русских храмов XI-XII веков. Блестяще, на мой взгляд, решены шлемы четырёх витязей — соперников, влюблённых в Людмилу. Получается одновременно образ всадника и его коня, что точно соответствует пушкинскому описанию битвы между Русланом и Рогдаем.
Говоря об актёрских работах, хочется начать с самого Александра Каневского. Он потрясающе читает текст от автора. Впрочем, от имени автора, то есть от имени гениального поэта, приходится выступать всем героям спектакля, и это, поверьте, серьёзное испытание. Несомненной удачей стал сложнейший диалог Финна и Руслана в исполнении Дмитрия Полянского и Павла Конивца, зрители даже дыхание затаили. Бурными аплодисментами наградили темпераментную ведьму, которую сыграла Наринэ Осипова. Не раз срывал аплодисменты и Фарит Халяпов, очень уж узнаваемо подленьким, вполне современным вышел у него Фарлаф. Злодей Черномор в исполнении Сергея Гришакова получился обаятельным и очень смешным.

Впрочем, пересказывать спектакль — задача неблагодарная. Приходите и смотрите. Главное, что мытищинская «не опера» получилась НЕ СКУЧНОЙ.

Анна ГОРБАЧЁВА
«Родники», 20 октября 2012 г.
Публикация с сайта http://yiv1999.narod.ru

Комментарии закрыты