Счастливые случайности Дмитрия Полянского


«Без энтузиазма в искусстве не создаётся ничего настоящего», — сказал немецкий композитор и влиятельный музыкальный критик XIX века Роберт Шуман.

Это высказывание в полной мере относится к артистам Мытищинского театра драмы и комедии «ФЭСТ» «первой волны», которые начали свой творческий путь с агитбригады Лесотехнического института (ныне — МГУЛ), а в 1988 году дерзнули открыть хозрасчётный театр-студию. У четырнадцати молодых ребят не было ничего, кроме огромного желания творить и не меньшего трудолюбия. Их упорство в достижении поставленной цели, беспрестанная работа над собой и сплочённость сделали своё дело — «ФЭСТ» сегодня является одним из крупнейших профессиональных театров Московской области. Его с удовольствием посещают не только мытищинцы, но и жители других городов нашего региона. На данный момент в труппе «ФЭСТа» осталось двенадцать актёров, стоявших у истоков коллектива. И среди них — заслуженный артист России Дмитрий Полянский, отметивший своё пятидесятилетие.

— Дмитрий Валентинович, как вы ступили на тернистый путь творчества? Что повлияло на выбор профессии?

— Всё это происки судьбы, мне кажется (улыбается). Когда я учился в третьем классе, к нам на урок музыки пришла учительница из музыкальной школы, послушала меня, вызвала родителей и сказала: «Ему срочно надо идти заниматься вокалом в студию». И я семь лет пел, да ещё как! Легко брал ноту соль третьей октавы. Окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Но не собирался связывать свою дальнейшую судьбу с искусством. Более того, хотел поступать в Московское высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана на автомобильный факультет. А мой одноклассник решил подать документы в Лестех на факультет электроники и системотехники (ФЭСТ). Поехал с ним, мне понравилась атмосфера в институте, и я тоже поступил туда, выбрав специальность «Информационно-измерительные системы по испытанию баллистических ракет и космических аппаратов». Отучился полгода, поехал на комсомольскую учёбу, где познакомился с Игорем Шаповаловым, будущим худруком нашего театра. Так попал в агитбригаду.

Нам было весело. Мы делали две премьеры в год: осенью — на серьёзную тематику для смотра агитбригад, весной — что-то вроде капустника для вечера факультета. Учился я не очень хорошо и на шестом курсе понял: если не возьмусь за ум, останусь без профессии. А у меня ведь уже была семья — мы познакомились с Татьяной в институте, вместе ходили в агитбригаду и поженились на пятом курсе. Когда меня распределили на преддипломную практику на полигон под Сергиевым Посадом, где испытывали ракетные движки, я придумал там прибор, получил пятёрку, затем защитил диплом на отлично и собирался идти работать на это предприятие. Но тут ко мне подошёл Игорь Ильин и сказал: «Нам разрешили открыть хозрасчётный театр. Пойдёшь?» Конечно, мы с Татьяной согласились (сейчас Татьяна Полянская — заслуженная артистка России, ведущая актриса театра «ФЭСТ» — С.Н.).

Счастливые случайности Дмитрия Полянского

Заслуженный артист России Дмитрий Полянский и заслуженная артистка Московской области Наталия Ларюнина в драме «Три сестры»

— Родители нормально восприняли такой неожиданный поворот вашей судьбы?

— Мама была в курсе, а папа ничего не знал, пока я ему не принёс красный диплом об окончании Высшего театрального училища им. М.С. Щепкина при Государственном академическом Малом театре. Даже когда у меня начались плотные съёмки на РТР в детской телепередаче «Праздник каждый день», убеждал отца, что занимаюсь этим в свободное от работы на кафедре Лестеха время. Но потом папа кардинально изменил своё отношение к нашему театру и даже был заместителем директора по хозяйственной части с 2000-го по 2008 год. До самой смерти дневал и ночевал в «ФЭСТе». Думаю, мы заразили его нашим фанатизмом в хорошем смысле этого слова. Мы многое преодолели с ребятами. Начинали со старого клуба в Лестехе, где не было ни инфраструктуры, ни финансирования. Потом здесь играли, когда в заброшенном кинотеатре «Родина» открыли Молодёжный центр. Нам выделили одну комнатку, а на сцену даже не было перехода. Затем построили новое здание, пристройку и вдруг — пожар. Пришлось снова делать ремонт… В общем, как говорил худрук нашего курса в «Щепке» заслуженный деятель искусств РСФСР Семён Баркан, успех на 90% зависит от трудолюбия и на 10% — от таланта.

— Именно он вам больше всего помог в плане профессионального роста?

— Безусловно, Семён Аркадьевич многому нас научил. Он был потрясающим педагогом. Во время разбора наших ошибок вёл себя, как Луи де Фюнес, даже был немножко на него похож внешне. Когда показывал, что ты там наиграл в отрывке или в дипломном спектакле, в аудитории стоял хохот! Это запоминалось лучше, чем критика, и было совсем не обидно. Вообще на курсе атмосфера царила замечательная. Мы были уже относительно взрослыми людьми, всем примерно по 25 лет. Это не то же самое, когда поступаешь сразу после школы. Мы пришли действительно за знаниями и учились основательно, чётко работали по замечаниям. А ещё я в «Щепке» плотно работал с Изольдой Хвацкой, которая впоследствии поставила у нас в театре несколько спектаклей.

Счастливые случайности Дмитрия Полянского

Заслуженные артисты России Дмитрий Полянский (слева) и Игорь Бондаренко в музыкальной комедии «Летучая мышь»

— В «ФЭСТе» можно увидеть и ваши режиссёрские работы, как для взрослых, так и для детей. Вам нравится этот вид творческой деятельности?

— В режиссуру тоже попал случайно, как, собственно, и происходит всё важное в нашей жизни. Я преподавал мастерство актёра у «фэстовцев второй волны» в Институте современного искусства и не собирался ставить никаких дипломных спектаклей. Но случилось так, что другие педагоги по разным причинам не могли этим заниматься, и постановку поручили мне. Тут Валерия Возная, которая преподавала у наших студентов музыку, предложила: «А что если у тебя будет «Фиалка Монмартра» И. Кальмана?» Я засомневался, смогут ли ребята спеть оперетту. Валерия Фёдоровна заверила: «Споют!» Так у нас родился дипломный спектакль, куда я попросил своих друзей из «первого потока фэстовцев» прийти на возрастные роли. Игорь Шаповалов посмотрел работу и сказал поставить в постоянный репертуар.

— Музыкальный спектакль «Под небом Парижа» до сих пор пользуется такой популярностью, что люди в очередь за билетами чуть ли не на два года вперёд записываются. Как по-вашему, в чём секрет вашей первой режиссёрской работы?

Зрители просто приходят отдохнуть душой. Такие спектакли, как «Под небом Парижа» или «Касатка», например, вызывают у меня ассоциацию с глотком свежего воздуха. Возможно, люди бегут в такой красивый придуманный мир от нашей жестокой действительности.

— Однако в марафоне спектаклей, который прошёл в «ФЭСТе» в честь вашего полувекового юбилея, есть и более серьёзные вещи — «Мысль», «Марютка и поручик», «Самоубийца». Это самые значимые, любимые для вас работы?

— Не могу сказать, что у меня есть роли любимые или нелюбимые. С каждым сыгранным персонажем связано что-то своё, особенное. «Мысль» — первая крупная роль, мой дипломный спектакль. «Самоубийца» тоже принёс новый виток в творческой биографии, а спектакль «Марютка и поручик» открыл для меня музыкально-поэтический театр, впрочем, как и «Руслан и Людмила». В этой поэме для меня А.С. Пушкин совсем по-другому раскрылся, я понял, почему его называют гением. У него же просто кинематографическое мышление! Читаешь и видишь раскадровку: крупный план, средний, восьмёрка. Удивительно.

— Какие авторы ещё вам интересны, близки?

— Нравится роман «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса, рассказы А.П. Чехова, творчество Ф.М. Достоевского… Современными авторами редко интересуюсь, люблю классику перечитывать, но недавно запоем прочёл роман Людмилы Улицкой «Медея и её дети». Причём я не могу читать электронную книгу, мне не хватает ощущения бумаги, живого слова что ли. А в поэзии для меня особое значение имеет творчество Сергея Есенина. В первом классе школы нам задали учить его стихотворение «Берёза» и дома оказалось, что это любимый поэт моей мамы. Как сейчас помню, она дала мне старенькую книжечку в тёмно-синей потрёпанной обложке, стала объяснять смысл есенинских стихов. Так я узнал, что такое образ, метафора. И потом, когда что-то случалось в жизни, всегда почему-то отклик внутри был именно его строчками. Меня не покидает идея поставить что-то по Есенину, тем более, есть некоторое внешнее сходство. Думаю, мы ещё с ним встретимся.

Счастливые случайности Дмитрия Полянского

Дмитрий Полянский (на первом плане) в музыкально-поэтической фантазии «Марютка и поручик»

— В вашем послужном списке более пятидесяти ролей. А сейчас что бы хотелось сыграть?

— Хочется пофилософствовать или же принять участие в острокомедийном спектакле. Рената Сотириади заинтересовала меня возможностью сыграть главную роль в пьесе Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро». Я сначала усомнился: «Рената Владимировна, как вы себе представляете — в пятьдесят лет сыграть Фигаро?» А она ответила: «Как раз!» Вот они — мучения человека, который уже пожил и вдруг влюбился в молодую девушку. Ведь в жизни тоже такое случается. Мне стало интересно понять психологию таких мужчин. Надеюсь, когда-нибудь у нас будет возможность поставить этот спектакль.

— Дмитрий Валентинович, вы не только ведущий артист «ФЭСТа», но и заведующий труппой. С этой должностной позиции в чём вы видите дальнейшее развитие театра?

— Мне сложно судить. Это вопрос всё-таки больше к художественному руководителю и директору. Ту задачу, которую я ставил себе по наработке репертуара для самых маленьких зрителей, мы сделали. Что ещё? Хотелось бы запустить в работу четвёртый этаж, где у нас расположен музыкально-литературный салон. Сейчас его используем только в качестве репетиционной площадки, но можно поиграть с этим пространством, придумать какие-то вечера или спектакль. А так, конечно, хочется, чтобы у нас побольше ставили интересных вещей. Театральное искусство многогранно и полно открытий как для актёров, так и для зрителей.

— На вашем творческом вечере «Всё, что я люблю» в театре «ФЭСТ» была открыта необычная выставка фотографий подводного мира. Это ваше хобби?

— Да, я шесть лет занимаюсь подводной фотографией. Снимал не только в уже привычном для дайверов Красном море. Был в Мексике, на Филиппинах, в Мурманске на Баренцевом море. Мои снимки несколько раз публиковались в журнале «Предельная глубина», от редакции даже отправляли в командировки. Иногда, признаюсь, довольно страшно фотографировать, например, в Мексике я снимал кормёжку бычьих акул. А вообще меня в моём хобби привлекает в первую очередь ощущение невесомости, схожее с полётом во сне. Это на берегу ты неуклюжий, с кучей тяжёлого оборудования, а под водой очень легко. Волшебное чувство.

— Вас можно назвать счастливым человеком…

— Абсолютно! Я ни о чём не жалею. Что нужно мужчине? Любимая работа, крепкая семья, интересное хобби. У меня всё это есть! И я благодарен судьбе за то, что жизнь сложилась удачно.

Текст: Светлана Носенкова
Фото: Светлана Носенкова, Игорь Соколов

Опубликовано на сайте издательства «Подмосковье» 21.08.2015

Комментарии закрыты