Театр — процесс взаимообучающий

В детском саду без неё не обходился ни один утренник, а в школе она с удовольствием участвовала в конкурсах чтецов, школьных турнирах КВН, пела в хоре. И все пророчили Наталье Галютиной актёрскую карьеру.

Театр   процесс взаимообучающий — Наталья, вы никогда не задумывались о смене места работы?
— Даже не представляю себе такого. Меня очень подпитывают наши личностные отношения. В новом спектакле мы с Татьяной Полянской и Натальей Ларюниной играем сестёр, и я нисколько не трачусь на создание родственных отношений, потому что мы давно вместе, много чего пережили, у нас накопился огромный опыт любви и уважения по отношению друг к другу, и я считаю всех членов труппы своими братьями и сестрами.
— Как вы относитесь к творчеству Чехова?
— Вопросы, которые он затрагивает, очень созвучны тем, что я задаю сама себе. В прошлом году я «занырнула» поглубже в произведения Антона Павловича, в его переписку, записные книжки, автобиографические повести. И оказалось, что сам по себе Чехов как личность мне очень интересен. На человека, относящегося к непростым жизненным обстоятельствам с таким юмором и чувством собственного достоинства, мне бы хотелось равняться.

— Как вы входите в образ? Пускаете героиню внутрь себя?
— Да. Мне кажется, если я не подключусь вся, то это будет нечестно по отношению к зрителю. Хотя это, наверное, неправильно, потому что всегда находиться в эмоциональном фоне своего героя тяжело. Актёрство — это профессия, ряд навыков, которыми нужно пользоваться, чтобы сохранять в каждом спектакле режиссёрский рисунок, и я их, конечно, применяю. Но при этом меня можно отнести, скорее, к интуитивным артистам.
— На ваш взгляд, где сложнее играть — во взрослых спектаклях или в детских?
— С одной стороны — в детских легче, поскольку там не требуется «выворачиваться» наружу и доставать из себя такое, что и себе-то не хотел показывать. С другой стороны, дети прекрасно чувствуют фальшь. От их радости становится так хорошо. Мы на «Фунтике» воспитали не одно поколение театралов. Нам повезло, что у нас столько детских спектаклей.
— Изменился ли ваш характер с тех пор, как вы стали актрисой?
— Конечно. Я человек достаточно резкий и нетерпеливый, а театр призывает артиста к подчинению, ведь он средство выражения режиссёрского замысла. Театр, безусловно, корректирует характер, воспитывает в артисте лояльность.
— Остались ли для вас какие-то секреты в профессии?
— С каждым днём их всё больше. Поначалу казалось, что всё могу. В институте мы брались за любые роли, и педагоги нам не отказывали. Но в театре жёсткое распределение ролей. Каждый день я открываю для себя что-то новое в работе своих коллег и учусь. Ведь театр — это постоянный взаимообучающий процесс.
— Наталья, у вас есть определённое амплуа?
— Театр выдал мне его вместе с трудовой книжкой (Смеётся). Если выстроить всех моих героинь в ряд, то получится образ умной и расчётливой женщины с несчастливой личной жизнью.
— А какую роль вы бы хотели сыграть?
— Я бы с огромным удовольствием порепетировала сейчас что-то вроде «Ханумы» или рассказов Михаила Зощенко, Аркадия Аверченко, какую-нибудь острохарактерную комедийную роль. Просто стервы мне так надоели, что хочется комедии, даже больше, чем спектакля про счастливую любовь. Это тот раздел актёрского творчества, который мною затронут лишь самую малость в «Человеке и джентльмене».

Светлана НОСЕНКОВА
"Родники", 20 апреля 2011 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты