Творческое долголетие профессора Баркана


Его питомцы разбросаны по всему свету. Спектакли, поставленные Семеном Барканом и теми, кто прошел у него школу режиссерского мастерства, смотрели многие тысячи людей в разных странах.

Ему посвящены циклы передач радиостанции «Голос Америки», московского телевидения, статьи в газетах и журналах России, Франции и Германии. Имя его – в книгах о театре и среди выдающихся деятелей отечественной культуры в «Российской Еврейской Энциклопедии».

Кто он, чем заслужил такую любовь у своих учеников и зрителей, популярность в средствах массовой информации?

Шестьдесят пять лет тому назад Семен Баркан поступил в ГИТИС на курс крупного мастера, лауреата Государственной премии СССР, профессора Алексея Попова. С начала войны студент Баркан находится на строительстве оборонительных сооружений под Смоленском. Затем – дипломная практика в Красноярском драматическом театре, где он ставит первые самостоятельные спектакли.

После возвращения в Москву еще одним университетом для Баркана явился МХАТ, куда он был приглашен художественным руководителем ГИТИСа, прекрасным педагогом и режиссером Леонидом Леонидовым (Вольфензоном), и последующие репетиции с О. Книппер-Чеховой, М. Тархановым, Н. Боголюбовым под руководством В. Немировича-Данченко.

В начале пятидесятых, когда Семен Аркадьевич увидел первые спектакли «Ромэна», послушал цыганские песни, в которых отражались и жизнелюбие, и драматическая напряженность фольклора, чьи истоки – трагическая история народа, он решается хотя бы на полгода окунуться в жизнь этого неведомого ему коллектива. Театр был на грани самоликвидации, всего два человека моложе 30 лет, и оба – начинающие артисты. Начал искать цыганскую молодежь. Их надо привезти в Москву, поселить, прописать и обучить. Несколько лет Баркан жил с семью соседями в одной комнате коммуналки, получив за это время 20 квартир для театра. Четверть века новый режиссер отдал «Ромэну». Это оказались прекрасные, но безумно трудные годы. Масса отличных спектаклей, переполненные залы, гастроли по всему Союзу.

Всего на сценах театров СССР талантливейший режиссер поставил более ста спектаклей.

Многогранной и очень плодотворной была деятельность Семена Аркадьевича и на поприще подготовки новых театральных кадров. Он преподавал в ведущих театральных вузах страны – ГИТИСе и Высшем художественном училище имени Щепкина.

В 1978 году профессор Баркан набирает свой первый курс в Институте культуры (ныне – Московский государственный университет культуры и искусств). Он преподавал там шестнадцать лет. Студенты считали за счастье заниматься у такого замечательного педагога.

Однако жизнь состоит из резких поворотов, часто трагических. Дочь Семена Аркадьевича, журналистка, и зять – заместитель директора театра имени Маяковского – уезжают из Москвы в Германию. Лечить сына. Эмиграция часто поворачивается бедой, горем. Зять умирает в 42 года. Баркан расстается со своими дорогими питомцами, со всем, с чем был неразлучно связан на протяжении десятков лет: советом Дома актера, правлением Центрального Дома работников искусств, комиссией по театральному образованию.

Семен Аркадьевич переезжает в «славный ганзейский город» Бремен. От смены многолетнего жизненного ритма он чуть не погибает: безделье не может стать его участью, ищет приложение своим силам, знаниям, опыту. Начинает читать цикл лекций о театре в бременской еврейской общине.

Потом его приглашают вести семинар в Бременском университете на факультете культуры Восточной Европы. Свой семинар назвал «Русская актерская школа», ибо уже давно и многократно бывая в европейских театрах, воочию убедился как в преимуществах этой школы, так и в огромном интересе к ней. Постепенно семинар для бременских студентов превращается в театр-студию, непрерывно пополняемую молодежью из бывшего СССР. Миссия Баркана – в том, чтобы восполнить острый дефицит духовного общения среди иммигрантов. В беседах и обсуждениях они окунаются в глубины русской культуры.

Первой серьезной работой студии под руководством Баркана была пьеса Александра Вампилова «Утиная охота», показанная в театре Бременского университета и Дома молодежи в Оснабрюке. Спектакль был встречен публикой с большой теплотой. Особенный успех выпал на долю исполнителя главной роли Радия Головкова и его друзей – студентов Ларисы Гуриной, Елены Самко, Ляны Калинович, Саскии Вегеляйн, доктора Вольфганга Кисселя.

Отлично прошла постановка пьесы «Скамейка». Огромным творческим подспорьем была состоявшаяся в Москве встреча Семена Аркадьевича и студийцев с автором «Скамейки», известным драматургом Александром Гельманом.

Особое место в репертуаре студии заняла пьеса Александра Володина (Лившица) «Ящерица». В свое время Баркану посчастливилось общаться с великим драматургом, когда он ставил эту пьесу в ГИТИСе. Володин уже 30 лет назад предвидел проблемы нашего времени: необходимость компромиссов между цивилизациями, народами, страшные последствия противостояния между добром и злом, между гуманностью и человеконенавистничеством. Сейчас театр-студия «Русская актерская школа» ставит «Ящерицу» на немецком языке.

Баркан воспитал в своем театре много питомцев, чьей увлеченностью и умением воплощать сценические образы так восхищаются зрители. Например, Радий Головков уже не только снимается в фильмах, но и сам их ставит (интересна работа молодого режиссера «20 минут с ангелом» по пьесе А. Вампилова).

Слава о Баркане и его детище – театре в Германии шагнула от Бремена, Москвы и Санкт-Петербурга до Парижа и Нью-Йорка.

Поистине триумфом «Русской актерской школы» стало его участие в двух международных фестивалях русских театров в Париже. Театр-студия Баркана была удостоена дипломов наряду с профессиональными театрами крупных городов России. Иветта Комо, президент Центра русского языка и культуры в Париже, сказала: «Я потрясена мастерством юных студентов из Бремена. Вдали от России культурное завоевание Запада началось, по всей видимости, в Германии. Ждем вас во Франции снова».

Недавно в бременский театр пришла пьеса известного украинского драматурга Зиновия Сагалова, живущего сейчас в Германии, чьи произведения идут на сценах в разных странах. Семен Аркадьевич загорелся идеей подготовить спектакль «Последняя роль Соломона Михоэлса». Баркана преследовала мысль: дожить, успеть поставить. Ведь он видел Михоэлса, встречался и общался с ним, учился с его дочерью Ниной.

– Что отличало, – вспоминает Семен Аркадьевич, – что делало неповторимым Михоэлса? Я бы назвал это магнетизмом высочайшего мыслительного процесса. Концентрация мыслей на сцене завораживала зрителя. Михоэлс в жизни был Мыслителем. Так же и на сцене. Он брал зрительный зал и погружал его в глубину своих размышлений, чувств. И зал покорно шел за ним.

Продолжая вспоминать о Михоэлсе, которого хорошо знал, Баркан подчеркивает:

– Соломона Михоэлса всегда слушали как вдохновенного трибуна. Но одно выступление – возможно, оно было последним, – сыграло роковую роль в судьбе гениального актера. Я говорю о творческом вечере в Московском политехническом музее, где он с большой гордостью сообщил, что ООН приняла решение о создании еврейского государства Израиль. Что тут поднялось в зале! Разумеется, товарища Сталина «проинформировали»… И это стало последней каплей. Сталина озарило: да, они все хотят уехать в Израиль. Даже те евреи, которые останутся, все равно будут смотреть в сторону этой страны. Надо кончать с Михоэлсом. Как? Арестовать – после его триумфальной поездки в Америку мир не поймет. И тогда была задумана целая операция – поездка в Минск, где по указке Сталина Михоэлса убили.

Перед Барканом стояла сложная задача: как найти человека на главную роль? Ведь в пьесе всего два исполнителя, но занята вся труппа. Одна проба, вторая, третья. И, наконец, выход на поклонника театра, доктора наук, личность редкого обаяния и огромного интеллекта – Дмитрия Синявского. Исполнительница женской роли – супруги Михоэлса – определилась сразу и безошибочно. Лариса Гурина, студентка, выпускница Бременского университета, все годы успешно игравшая во всех спектаклях театра. Увлеченность и полная самоотдача на репетициях. Подготовка к премьере шла настолько серьезно, что Дмитрий Синявский поехал в Израиль, чтобы встретиться там с дочерью Михоэлса – театральным режиссером и педагогом Ниной Михоэлс.

Спектакль насыщен музыкальной, световой, пластической символикой. В финале, когда звучит Кадиш и на сцену выходят все актеры, зрители встают, сами того не замечая. Этим спектаклем театр отдает дань величайшего признания гениальному артисту и вносит свой вклад в восстановление памяти об этом удивительном Человеке.

После спектакля я беседовал с Синявским. Он рассказал о том, как помогла в постановке пьесы Нина Михоэлс – удивительно целеустремленный, волевой человек, умеющий создавать вокруг себя заразительную творческую атмосферу. Дмитрий был огорчен тем, что в Израиле мало знают о Михоэлсе. Конечно, старшее поколение русских эмигрантов помнит это имя, а для коренных израильтян он был и остается русским артистом.

Баркан – талантливый лектор, обладающий богатейшей эрудицией и глубочайшими знаниями. По сути, он – живая история российского театра.

Заслуженному деятелю искусств России Семену Аркадьевичу Баркану – 88-й год. Несмотря на столь почтенный возраст, он по-прежнему неутомим и полон мощного энергетического и творческого потенциала. Режиссер готовит четыре новых спектакля.

Ближайшей премьерой, намеченной на конец января, станет пьеса израильского драматурга Иосефа бен Иосефа «Жених из Иерусалима, или Трудные люди». С восхищением наблюдая за блистательной работой Г. Волчек и актеров Ахеджаковой, Кваши, Гафта, Леонтьева на постановке этой пьесы в «Современнике», Баркан понял, что здесь, сейчас, в условиях еврейского зрительного зала спектакль должен быть поставлен иначе.

Пьеса – о евреях в английской эмиграции 60-х годов. Наверное, писателю хотелось показать их трудности в чужой стране, тоску и безнадежность жизни. Многое изменилось с тех пор. Еврейская община в Бремене живет интенсивно. Каждый день – культурные, образовательные, религиозные встречи, проходящие при полных залах. В шестидесятых такого не было.

Баркан приложил немало творческих усилий, чтобы спектакль Иосефа бен Иосефа стал более еврейским, чему способствовало насыщение его еврейской музыкой. Режиссер позволил себе избежать тягостного, трагического финала пьесы, при этом не изменив ни единого слова. Бременцы-студийцы ждут новых встреч со зрителями в Германии и за ее пределами.

Живя в Германии, Баркан поддерживает тесные связи со своими воспитанниками в России. В свое время последний курс в Щепкинском училище был целевым набором для молодежного театра «Фэст» и занял особое место в биографии профессора. Ныне это – блестяще работающий муниципальный театр в подмосковном городе Мытищи, отметивший недавно свое 15-летие. Контакты с этим коллективом приобретают все более многообразные формы. Только что Семен Аркадьевич вернулся из Москвы, где вместе со своими учениками просмотрел новые спектакли «Фэста». Это были незабываемые, теплые встречи, каждая из которых радует и воодушевляет.

Матвей Гинзбург

«ЕВРЕЙСКОЕ СЛОВО», №1 (174), 2004 г.

http://www.e-slovo.ru

Комментарии закрыты