Вместо неба — театральные подмостки — статья в «Калининградской правде»

Вместо неба — театральные подмостки   статья в Калининградской правдеМытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ» хорошо знаком жителям нашего города, которые посещают его по двум основным причинам: из-за территориальной близости и благодаря высокому уровню постановок, с которыми не всегда могут конкурировать даже столичные театры. Известно, что успех коллектива зависит от каждого его участника, но без талантливого руководителя даже самая гениальная идея может остаться всего лишь мечтой. «ФЭСТу» повезло — у этого театра художественный руководитель, понимающий проблемы и нужды творческих людей. Это заслуженный артист России Игорь ШАПОВАЛОВ, который в июле отметил своё пятидесятилетие.
— Вы, как и многие актёры нынешнего «ФЭСТа», прошли школу агиттеатра факультета электроники и счётно-решающей техники Московского государственного лесотехнического института. Но после окончания Лестеха пошли учиться не на актёра, а на режиссёрский факультет Московского института культуры. Почему?
— Первой моей страстью была именно актёрская работа. Мне очень нравилось участвовать в спектаклях. Но к тому времени, когда я поступал на режиссуру, понял, что актёрское дело у меня получается хуже, чем у многих наших ребят, например, Игоря Бондаренко, Дмитрия Полянского, Игоря Ильина. К тому же поневоле я ставил студенческие программы и видел, что у меня это хорошо получается. Так выяснилось, что режиссура — это то, чем мне стоит заниматься.
— Не страшно было брать на себя роль руководителя?
— Безумно страшно, особенно, если учесть, что я никогда не планировал связывать свою жизнь с театром. Пришёл туда просто из любопытства. А вообще интересовался авиацией, хотел испытать судьбу и попробовать пройти конкурс в отряд космонавтов, как Валерий Рюмин, который тоже закончил наш факультет, готовивший специалистов для космических КБ.
— Выходит, в вашем лице мы, возможно, потеряли космонавта?
— Скорее лётчика, потому что для поступления в отряд космонавтов нужно пройти серьёзные испытания. Я бы попытался, но если б удача мне не улыбнулась, попал бы в авиацию. Тем более что у нас была военная кафедра, которая готовила лётчиков-штурманов. Но я увлёкся театром. 
— Игорь Александрович, с чего вы начали создание своего профессионального театра?
— Мы с теми актёрами агиттеатра, кто поддержал мою идею, начали вести переговоры с театральными вузами о возможности обучения всем составом. И в 1990 году поступили в театральное училище им. М.С. Щепкина на курс к Семёну Аркадьевичу Баркану. Я не знаю, чтобы с нами было, если б мы попали не в его руки. У него была замечательная педагогическая бригада: Изольда Васильевна Хвацкая, Владимир Львович Лепилин — очень мощные педагоги, ученики Марии Иосифовны Кнебель. В 1995 году мы окончили училище, после чего было принято решение продолжить эксперимент и набрать ещё один курс, чтобы полностью сформировать нашу труппу. Из этих двух курсов и состоит сейчас наш театр.
— А молодых принимаете?
— Да, мы приняли примерно пять-шесть выпускников театральных вузов за весь период существования театра «ФЭСТ», а это более двадцати лет. Сейчас различными высшими учебными заведениями готовится огромное количество актёров, но отобрать тех, кто способен работать в составе нашей команды, подходит нам по своим человеческим и профессиональным данным, по темпераменту, по «вкрученности» в дело, очень редко удаётся.
— Вы так строго относитесь к отбору, но ведь когда-то и ваш театр был любительским. Неужели у талантливого человека без актёрского образования нет шансов?
— Если у человека нет школы, он просто не сможет работать в составе труппы. Потому что профессиональный репертуарный театр, хотим мы того или нет, это производство новых спектаклей, где, как на любом предприятии, есть свои рамки, графики, сроки и т.д. Обучать человека профессии просто нет времени.
— Но, несмотря на загруженность как руководителя, вы успеваете и сами играть на сцене. Например, мне очень понравился обаятельный хозяин кафе господин Гастон из оперетты «Под небом Парижа» в вашем исполнении. Есть ли у вас любимая роль?
— Я с удовольствием выхожу на сцену и рад любой небольшой роли, но с особым теплом вспоминаю капитана Флинта из детского спектакля «Пиратские страсти». Это была очень темпераментная, заводная роль.
— Кстати, почему вы решили стать семейным театром, а не остановились на репертуаре для взрослых?
— Во-первых, постановка детских спектаклей — очень хорошая актёрская школа. А во-вторых, сегодняшним успехом мы обязаны именно нашему маленькому зрителю. Когда мы закончили Щепкинское училище и нам дали здание бывшего мытищинского кинотеатра, люди сначала не ходили к нам, предпочитая по привычке ездить в Москву на спектакли.
До этого в студенческом городке Лестеха нас знали и к нам ходили, хотя там контингент был небольшой — всего несколько тысяч человек. А здесь почти два года мы видели на спектаклях по 10 — 15 человек в зале. Нас просто охватывало отчаяние, и мы уже думали, что здесь быть театру невозможно и нужно искать площадку в Москве. Но мы играли и детские спектакли. И на них шли, потому что куда-то нужно было водить детей, ведь в то время — начало 90-х — детских зрелищ практически не было. И вот на детских спектаклях у нас были полные залы.
Причём мы взяли себе изначально за правило не отсекать родителей от детей и приглашать на детские спектакли их вместе, а не так, чтобы родители ждали в фойе. Поэтому и постановки мы ставили таким образом, чтобы было интересно публике любого возраста. И взрослые, которые однажды пришли к нам с детьми, стали ходить сами, рассказывать знакомым. Так потихоньку стала расходиться молва о нашем театре… С тех пор у нас всегда полные залы.

Беседовала Светлана НОСЕНКОВА

Источник — http://gazetakoroleva.ru/?number=2010086&&st=263

Комментарии закрыты