Живу свободно и счастливо

Живу свободно и счастливо Наш сегодняшний гость в представлении не нуждается, достаточно произне­сти его имя или посмотреть на его фотографию, а ассоциации у каждого возникнут свои. Олег Андреевич АНОФРИЕВ сейчас работает с Мыти­щинским театром драмы и комедии "ФЭСТ" и в один из своих приездов любезно согласился дать интервью для нашей газеты.

— Олег Андреевич, что вас привело в Мытищи?
— Мытищи для меня всегда были городом-сателлитом Москвы, довольно значимым для столицы. Это не расшаркивание в адрес города — каждый уважающий себя москвич знает, какие огромные предприятия находятся в Мытищах. В свое время я был связан с некоторыми руководителями мытищинских предприятий. Генеральный директор комбината "Мосстройпластмасс" Григорий Иосифович Зохин был моим соседом.
— Вам не приходилось выступать на сцене Дворца культуры комбината?
— Конечно, приходилось. Несколько раз выступал и даже получал гонорар обоями. Все же было дефицитом. Но это не главное. Я буду говорить о театре "ФЭСТ". До тех пор, пока меня не пригласили выступить на его юбилее, я ничего о нем не знал. Это была обычная работа, но поскольку я воспитан в старых традициях, то отношусь к каждому своему выступлению, где бы оно ни было, как к выступлению в Кремле. В тот день у меня была температура 39, но раз я обещал, то приехал. Здесь узнал, что театр создавался молодыми людьми, и ему уже исполнилось 15 лет. Из-за кулис я увидел несколько номеров актеров театра и был поражен культурой исполнения, костюма, декораций. Это было не похоже на самодеятельность, я окунулся в атмосферу настоящего театра. В творческом запале даже сказал: "Ну что, друзья, если у вас найдется человек восемь-десять актеров, умеющих петь, я принесу вам свой мюзикл по пьесе Евгения Шварца "Тень".

— Вот так сразу и предложили, не увидев ни одного спектакля?
— Театр я узнавал шаг за шагом и не уставал удивляться. Дома внимательно пролистал фэстовский буклет, а через некоторое время художественный руководитель театра Игорь Шаповалов и актер и режиссер Игорь Ильин приехали ко мне и прослушали музыку к шварцевской "Тени". Им понравилось. Они мне предложили посмотреть что-то из спектаклей театра.
— И что вы посмотрели?
— "Под небом Парижа". Меня поразило, что вся труппа играет для тридцати-сорока человек большой полноценный спектакль. Я в очередной раз удивился профессиональному уровню актеров. Все они прекрасно пели, замечательно двигались. Потом я посмотрел "Касатку". Она мне понравилась еще больше. Я понял, что имею дело с профессиональным театром замечательного города, который стоит в авангарде культурной жизни Московской области. Я ее хорошо знаю по выступлениям. Никого не хочу хаять, но такого подхода к театру нигде не встречал.
— Олег Андреевич, вы один из редких актеров, которым удается профессионально выступать и на сцене, и на эстраде. В детстве вас учили музыке?
— Нет. Это все природное, это все мама. Она была домохозяйкой, пела в самодеятельности. Отец работал главным врачом на шарикоподшипниковом заводе.
— Вы коренной москвич?
— Если не считать факт рождения. Он произошел в Геленджике. Во время летнего отдыха отец работал в санатории МГУ и брал с собой маму и моих старших братьев. Вот в один из таких приездов мама и выпустила меня на свет.
— Вы — младший в семье?
— Да. "Старший умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак". В актеры пошел один я. Старший был геологоразведчиком, средний сразу после десятилетки попал на ленинградский фронт, потом в плен, за что отсидел десять лет по 58-й статье. Старший погиб в 41-м году.
— Вы помните войну?
— Конечно. Мы жили в районе трех мостов через Москву-реку. 16 октября была паника — шли немцы. Через месяц, когда их уже стали отгонять, районные власти стали выселять живущих близко к мостам. В это время шарикоподшипниковый эвакуировался в Свердловск, и мы поехали вместе с ним, но, когда приехали туда, дан был отбой, и мы вернулись обратно. Так что всю войну я жил в Москве. Взорвал себе руку гранатой, разряжал, и хорошо, что только запал взорвался, а не она сама. Я тогда в школе учился.
— В самодеятельности не участвовали?
— Обязательно. С этого все и началось. К девятому классу все знали, что я буду актером. С меня и спрос в школе был соответствующий.
— Вы уже тогда пели?
— Пел я всегда, но тогда не думал, что стану профессиональным исполнителем песен — я себя певцом все-таки не считаю. Дома стояло пианино, и я самоучкой играл на нем.
— Вы играете по нотам или по слуху?
— По слуху, и теперь пользуюсь компьютером. Я уже никак не могу сказать, что я музыкально неграмотный, просто я по-другому грамотный. Люди пишут на нотных строчках, а я пишу "кирпичиками", которые для меня яснее, чем сами ноты.
— Олег Андреевич, актерское образование вы получали в школе-студии МХАТа?
— Да. По окончании меня направили в Ригу, но оттуда приехал один наш выпускник и сказал, что там мы никому не нужны. Мы, было, забунтовали, но меня пригласили три театра — Советской Армии, Сатиры и Центральный детский. Мы с Левой Дуровым дали согласие пойти в детский театр, поскольку это был единственный театр Москвы, в который ходила публика. Я там прослужил лет шесть, пока меня не сбил с панталыку Охлопков. Он обещал мне роль Хлестакова. От такого не отказываются, и я ушел в Театр Маяковского. Там я был недолго, столкнулся со многими негативными явлениями закулисной жизни, а Хлестакова так и не сыграл. Поэтому принял предложение Завадского сыграть у него Василия Теркина. 12 сезонов я играл в театре Моссовета, а потом ушел на свободные хлеба — в кино, в эстраду.
— В кино вы начали сниматься…
— …в 54-м году. Это был короткометражный фильм "Секрет красоты", где меня обстригала плохая парикмахерша. Очень смешной фильм. Я его до сих пор вожу на свои творческие вечера. Хохот стоит неимоверный. Но значительных ролей в кино у меня не было, хотя оно, а еще в большей степени телевидение, сделало меня узнаваемым и популярным.
— Вам самому интересней работать в театре, в кино или на телевидении?
— Я давно разлюбил театр. Пройдя большую школу жизни, я понял, что театр — сложный механизм, который часто не срабатывает. Только у очень большого мастера получается, что он работает по всем параметрам. Обо всем этом я написал в своей книге "Солдат и балерина". Про себя я там написал так:
      Поняв законы коллектива,
      Друзей, коллег оставив в прошлом,
      Живу свободно и счастливо.
Это — моя жизненная позиция, выстраданная годами работы и неработы в театре. В кино все шло вторым фронтом. Были приличные фильмы — их больше 50, а похвалиться особенно нечем.
— Как сложились ваши дела на телевидении?
— Лучше, чем в театре и кино. Мне грешно было бы корить телевидение. Там актеры, которые профессионально умеют делать на раз все то, что предлагает режиссер или иногда беспомощный редактор, востребованы. Простор для творчества есть.
— В одной из телепередач вы как-то упомянули, что любите читать книги по истории.
— Не только. Я из того поколения, которое в детстве мало читало книжек. Интересы были шпанистые — кино, девочки и так далее. Читать я начал поздно, но уж как начал, так стал увлекаться историей человечества. Со временем я пришел к выводу, что в истории человечества все идет, как сказано в Апокалипсисе.
— От атеизма вы пришли к религии?
— Я никогда не был атеистом. Но несколько месяцев состоял в комсомоле, иначе меня бы отсеяли из школы-студии МХАТа. Но, как только появилось постановление об исключении из комсомола злостных неплательщиков, я стал злостно не платить взносы и тут же "выпал" из комсомола. Не был я и членом партии.
— Каковы же ваши политические пристрастия сегодня?
— Нет никаких и быть не может. Политикой можно заниматься лишь в тех аспектах, которые тебя устраивают как человека и не обязывают тебя быть тем, кем ты не хотел бы быть. У меня есть довольно жесткие стихотворения о том, что происходит со многими нашими политическими лидерами. Я не имею в виду Владимира Владимировича, который замечательно поздравил меня с 70-летием, только что подписал указ о присвоении звания народного артиста. У меня он вызывает чувство, не хочется говорить слово "восхищения", глубокого удовлетворения, поскольку занят делом.
— Олег Андреевич, пару слов о своей семье.
— На сегодняшний день моя семья — это я, жена и две собаки — английский сеттер и русский спаниель. No comment.
— Хорошо. В вашем творчестве немалое место занимает эстрада.
— Одно событие перевернуло мое отношение к эстрадной песне — я написал "Какая песня без баяна". Я пел многие шлягеры из фильмов и объездил всю Россию. Я видел, как люди стояли в очереди, чтобы записать слова этой песни. Тогда было другое отношение к песне. Всех этих брякалок — временно-беременна — не существовало. Это и сподвигло меня на сочинение. Я перешел на авторско-исполнительскую работу и со временем достиг того, что сделал музыкальный спектакль для театра оперетты "Последняя женщина сеньора Хуана".
— Это был ваш первый мюзикл?
— Никогда не любил этого слова, а сейчас особенно его опасаюсь. Музыкальная комедия — хорошее, русское, нормальное название. Мюзиклы эти у нас почти все с треском провалились. И миллионов долларов оказалось недостаточно, чтобы спектакль "заиграл" и стал событием.
— Вы очень активно работаете: озвучиваете книги, мультфильмы, записываетесь на радио. А дубляжом заниматься не приходилось?
— А как же. Когда работал в Театре киноактера, это даже вменялось в обязанность. Но я не люблю дублировать других актеров, хотя есть фильмы, которые я озвучивал с удовольствием. Робина Уильямса, например, в "Миссис Даутфайер" и еще один фильм про попугая.
— А мультфильмы?
— Это особая статья. Рядовая работа над "Храбрым портняжкой" привела к встрече с Энтиным и Ливановым. Одушевление "Бременских музыкантов" привело к творческому взрыву. "Музыканты" стали шлягером, которым остаются тридцать лет, и которым я кормлюсь до сих пор. Очень часто на концертах я с пятью музыкантами проигрываю всю сказку.
— Почему вы не стали озвучивать вторую серию "Музыкантов"?
— Мы расстались по той причине, что меня не включили в число соавторов. Авторское право, оно же постоянно приносит гонорар. Что же я должен бесплатно работать? И тогда пошел Муслим Магомаев, потом сам Гладков стал петь, а теперь еще чуть ли ни Киркоров.
— Олег Андреевич, почему вы решили сделать музыкальный спектакль именно по пьесе "Тень"?
— Это моя давнишняя мечта. Я хотел ее поставить в Театре киноактера, когда работал там актером, а потом главным режиссером. Сначала я написал только музыку к спектаклю, который собирался ставить другой режиссер. Но это была жутчайшая самодеятельность.
— При наличии профессиональных актеров?
— Эти актеры могут очень хорошо сниматься в кино. Актер кино представляет собой абсолютный персонаж. Вот он попал в точку и может всю жизнь играть одну и ту же роль, и его будут использовать в этом качестве.
— Ваша постановка в Театре киноактера не состоялась?
— Нет, поскольку мне никак уже не подходило то, что делал режиссер. Потом, когда я сам стал главрежем, оказалось, что театра как такового-то и нет. Есть огромная труппа в 350 человек. Ой, не хочу об этом рассказывать! Тогда я сам решил сыграть все роли и сделал моно-спектакль. Я его записал, и благодаря этому сохранилось много интересных находок, особенно музыкальных. Ведь я его писал с Гараняном.
— Вы являетесь автором слов?
— Я автор либретто — пьеса чуть-чуть отличается от шварцевской, хотя я строго следую его сюжетным линиям, я автор музыки и текстов арий, песен, дуэтов.
— Почему же вы сами не стали ставить "Тень" в "ФЭСТе"?
— Были такие разговоры, но для этого пришлось бы каждый день ездить в Мытищи или поселиться где-то здесь на два месяца. Возраст уже не тот, да и супруга никогда бы не позволила. Но не это главное: в "ФЭСТе" я увидел желание сделать спектакль. И я сказал Шаповалову: "Хочешь — ставь сам, хочешь — отдай Ильину". На том и порешили. В театре "ФЭСТ" спектакль ставит Игорь Ильин под моим художественным руководством.
— Вы уже что-то видели из того, что он поставил?
— Будем говорить, что нет. До новогодних праздников мне показали маленькие отрывки. Я не претендую ни на какую авторитетность в этой постановке, я только хочу быть полезным, хочу, чтобы спектакль получился, потому что это — моя любимая работа. Уютность, семейность, авторитет театра "ФЭСТ" сплетаются в хороший клубок, который красит администрацию города, а она красит театр. Я это чувствую и в разговорах, и в отношениях. Я теперь многое знаю о Мытищах.

Беседовала А.УРАЛОВА
"Мытищи", 14 февраля 2004 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты