«Р-р-рэ!» – репетиция продолжается

«Р р рэ!» – репетиция продолжается40 дней назад не стало Семёна Аркадьевича Баркана (1916 – 2010) – режиссёра, профессора, заслуженного деятеля искусств России. Большую часть жизни он работал и преподавал в Москве, а последние годы прожил в немецком Бремене, где создал театр-студию «Русская актёрская школа».

Все эти годы театральной жизни репетиция – основная деятельность режиссёра. И даже когда он тяжело болел, работал над спектаклями… по телефону. Уже в молодом Баркане удивительным образом сочетались любовь к театру и умение эту любовь передавать другим. Его, ещё студента режиссёрского факультета, заметил теоретик театра, актёр Алексей Дмитриевич Попов и часто доверял ему помогать вести уроки с однокурсниками.

Баркан был уверен, педагогика – не наука, надо действовать по наитию, чтобы раскрыть в человеке его дарование и помочь ему развиться. Следуя этому принципу, он собирал буквально с улицы будущих актёров и, уча их актёрскому мастерству, возродил единственный в мире цыганский театр «Ромэн», которым руководил с 1941-го по 1977 год. Но судьба распорядилась так, что уже пожилым человеком Семён Аркадьевич был вынужден всё бросить и уехать в Германию, в Бремен. Здесь он начинал читать лекции по истории театра и вести семинар по актёрскому мастерству на факультете славистики Бременского университета. Со временем этот семинар перерос в театр-студию. Баркан принимал всех – от детей до стариков, работая даже с теми, кто никогда не играл в театре. При этом он не мог себе позволить делать непрофессиональные представления. И Семён Аркадьевич привлекал к совместной работе преподавателей по сценической речи и движению, сам продолжал просвещать, рассказывая об истории театра.

Главное на пути к успеху театра – репетиция, во время которой создаётся новая реальность. Баркан – последователь Станиславского, и для него прежде всего важна была на сцене «жизнь человеческого духа». Следуя принципам основателя русской театральной системы, Баркан натренировал свой «режиссёрский глаз», который подмечал каждую мелочь. Например, что лежит в кармане у актёра, правильно ли он, играющий портного, держит «метр». Но при всей своей строгости Семён Аркадьевич был очень трепетным человеком. Он любил своих учеников и остро переживал, если кто-то покидал театр, так и не сумев постигнуть театральные премудрости. Актёры тоже любили его и не упускали момент порадовать Учителя. Устраивали шуточные спектакли, «капустники», традицию проведения которых он сам и ввёл. Но если кто-то пытался пошутить в процессе работы над спектаклем, он своим необычным способом давал понять – теперь всё должно быть серьёзно. Баркан мог грозно сказать: «Сейчас запущу пепельницу!» (Пепельницы не было – он не курил, но сказывалась сила театрального убеждения. )Особенно на всех его учеников – и в Москве, и в Бремене – действовало баркановское «Р-рэ-репетиция!» Стоило режиссёру произнести это слово, как наступала тишина, и глаза присутствующих устремлялись на него.

Семён Аркадьевич Баркан был во многом человеком «той» эпохи – с обострённым чувством ответственности и гражданского долга. Не делая скидок на возраст, он говорил: «Я знаю только одно, здоров человек или нет». Но щадить себя самого не думал: пил лекарства – и на репетицию. Эта требовательность проявлялась и в выборе репертуара. Одним из самых его значимых спектаклей был «Последняя роль Соломона Михоэлса» (по пьесе З. Сагалова). Баркан лично знал знаменитого актёра и общественного деятеля Михоэлса, убитого по приказу Сталина. «Я не могу не поставить эту пьесу! – признавался Семён Аркадьевич. – Это мой гражданский долг. Я должен дожить до премьеры!» И в Бремене он сделал спектакль о последней роли Михоэлса – но не на сцене, а в жизни.

Ученики, коллеги Семёна Аркадьевича утверждают, что в Германии он добровольно взвалил на себя роль миссионера русской культуры. Театр «Русская театральная школа» гастролировал по стране, участвовал в творческих конкурсах, став дважды лауреатом международного фестиваля русских театров в Париже. А за самим режиссёром прочно закрепился неформальный титул «педагог от Бога».

В фойе Бременского театра висит лозунг, придуманный его учениками: «Баркановцы всех стран, объединяйтесь!» Можно быть уверенным, что кто-то из учеников Семёна Аркадьевича произносит сейчас его знаменитое «Р-р-рэ!», и репетиция продолжается.

Мария Набатова, Вера Кляйн
«Русская Германия» № 43, 2010.

Комментарии закрыты