Играем… итальянскую жизнь

Играем... итальянскую жизньВот она и состоялась, долгожданная и щедро анонсированная премьера в «ФЭСТе». Безумно красивая афиша (не знаю, кто художник, но чувствуется рука мастера) замечена даже в столичных журналах. Уже она одна способна привлечь внимание зрителя и заманить его в зал. Оговорюсь сразу: премьерный спектакль — не показатель. Еще предстоит подгонка и обкатка его на зрителях. Первые же впечатления таковы: красиво. Художник-постановщик Дарья Смирнова поработала на славу. Яркость костюмов и декораций вполне соответствует итальянскому морю, небу и гротесковому неаполитанскому парадоксалисту Эдуардо де Филиппо. Никаких полутонов: все исполнено в чистых свежих красках.

Несколько спорным можно считать музыкальное оформление, собранное из каватины Фигаро Россини, испанского танца Чайковского и оригинальной музыки (кстати очень неплохой), но в целом вариант приемлемый, тем более, что испанский танец и каватина хорошо обыграны.

Теперь о режиссерском замысле постановщика Игоря Шаповалова. Он, бесспорно, хорош и отражает суть пьесы и характер героев де Филиппо с его тонкой иронией и доброй насмешкой. Пьесы драматурга тем и замечательны, что в них нет ни положительных, ни отрицательных персонажей. За всеми поступками его чудаковатых, грубоватых, горластых героев стоят благородные чувства. У каждого их них есть свое понятие о достоинстве, совести, чести. Тем труднее это сыграть, не попасться на удочку только одной внешней выразительности и не скатиться в «бытовуху».

Что мы имеем в интерпретации фэстовских актеров? Несколько смешных сцен при совершенно неитальянском ритме и темпе. Уровень исполнения не дотягивает (может быть, пока) до уровня авторской задумки и режиссерского замысла. В точку попали лишь Игорь Бондаренко (Дженнаро ди Сиа), Павел Конивец (кавалер Лампетти) и отчасти Сергей Хапров (Альберто де Стефано). Бондаренко, как всегда, органичен и естественен. Конивец как бы подсмотрел свой персонаж в итальянских комедиях на тему «Полицейские и воры». А Хапров очень пластичен и убедителен в сценах имитации сумасшествия. Лирические сцены ему удались меньше. Игру остальных актеров по косточкам разбирать не хотелось бы. Думаю, это сделает режиссер-постановщик. Но позволю себе напомнить им одну сцену из фильма "Покровские ворота": по телевизору показывают "Убийство на улице Данте". Ну, что там происходит? Наши играют французскую жизнь. Да, искусство в большом долгу.

А.УРАЛОВА "Родники",
25 января 2001 г.

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Преображение театра

Преображение театраДолгое время мытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ» находился в помещении, не приспособленном для театральных нужд. Здание, которое он занимал, строилось для кинотеатра и требовало не просто ремонта, но серьезной реконструкции. По решению администрации района на эти работы средства были выделены. Позднее подключился и ряд спонсоров. Весь прошлый сезон театр играл только выездные спектакли. В его здании шла реконструкция. Полностью был перепланирован зрительный зал, увеличено пространство сцены, оборудованы кабины для звукооформителей, сделаны выходы со сцены. У актеров появились удобные гримерные, комнаты отдыха, душевые, а также костюмерная и помещения для реквизита. Полностью были заменены все коммуникации и сделана система вентиляции нижнего этажа. Преобразилось также и фойе, стал больше гардероб.

В мае театр «ФЭСТ» справил свое второе новоселье премьерой спектакля «Касатка». А первой премьерой нового сезона в преображенном театре стал спектакль «Под небом Парижа» по оперетте Имре Кальмана «Фиалка Монмартра».

А.УРАЛОВА
"Родники", 01 января 2001 г. 

http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Притча о щуке

К Новому году 2001 году в театре «ФЭСТ» готовится представление у елки с обязательными Дедом Морозом и Снегурочкой, непременными розыгрышами и конкурсами и последующей раздачей подарков, а самое главное — с новым спектаклем. Рената Сотириади, уже знакомая мытищинцам по постановкам для взрослых, поставила детский музыкальный спектакль под названием «По щучьему велению».
Литературной основой послужила, однако, не всем известная русская народная сказка, а ее интерпретация Иваном Буниным. Писатель по-своему осмыслил коллизии со щукой, пересыпал текст пословицами, чем и воспользовались драматург В.Магер и композитор Е.Пан. В результате получился веселый яркий лубок, в чем немало «виновата» художник И.Титоренко.
Поскольку фэстовцы всегда помнили заповедь театральных мэтров о том, что для детей надо играть так же, как для взрослых, только лучше, то в спектакле заняты отборные силы. 12 лучших актеров — весь основной состав театра — разыграют притчу о Емеле и щуке.
Главная роль досталась Дмитрию Полянскому, актеру серьезному и вдумчивому, однако вполне способному на озорство и шутки, а их в спектакле будет немало. Маленьких зрителей ожидает каскад чудес и превращений. Щука будет преображаться, печка — двигаться, ведра — отплясывать. Все, как и положено по сюжету.
В дни школьных каникул «ФЭСТ» даст более десяти представлений. Те, кому не посчастливится попасть в эти дни на спектакль, пусть не расстраиваются. «По щучьему велению» войдет в репертуар «ФЭСТа». Сказку можно будет посмотреть в течение сезона, но уже без новогодних подарков от фирмы «Дед Мороз и С».

Е.САФОНОВА
"Родники", 16 декабря 2000 г.

Смерть манекенам

Существо, напоминающее человека лежит на больничной койке без признаков жизни. Входят три сестры милосердия, которые всеми известными им способами пытаются его расшевелить. Девушки работают очень энергично ,и у них вроде бы получается: манекен оживает. Но оболочка, увы, не соответствует сущности, ибо на самом деле он мертв — действовать не способен. В финале манекен делает еще одну попытку — ползет на авансцену, к зрителям, ибо только с помощью контакта с людьми он может почувствовать жизнь.

Я вкратце пересказал фабулу спектакля Игоря Шаповалова по комедии Вуди Алена «Охота» (в оригинале пьеса называется «Смерть») только потому, что придумана она…режиссером — пьеса то о маньяке, терроризирующем город, и к манекенам никакого отношения не имеет. Но режиссер находит проблему и в этой искрящейся черным юмором комедии: она не в росте преступности, а в том, что в отношениях между людьми выросла стена; сам же homo sapiens превратился в бездушную куклу (это прекрасно иллюстрируют декорации-витрины сценографа Ирины Титоренко). Еще одной заслугой Шаповалова является бегство от быта: сползание к нему внесло бы в спектакль не присущей гротескам Аллена натурализм.

А виртуозная работа режиссера по пластике Веры Меньшовой приводит к тому, что «Охота» временами смотрится как немое кино или пленка, прокручиваемая с конца к началу (напомню, что Аллен еще и киноактер-комик, а потому придумка эта оправдана). А умению фэстовцев двигаться (Дмитрий Полянский, например, делает это на хуже профессиональных танцовщиков) могут позавидовать актеры академических театров.
Самая интересная работа — это конечно Антон Кузьменко (Клайман). Иногда Антон, правда, напоминает самого Вуди, но кого же еще напоминать в пьесе Алена, написанной им для самого себя? Яркие рисунки найдены для своих ролей Фаритом Халяповым (Ал), Ольгой Алисовой (проститутка), Марией Феляниной (мисс Спироу), Игорем Калагиным (маньяк-убийца), Татьяной Полянской (Анна) и Леонидом Красновым (полицейский). Никто из них не тянет одеяло на себя и от актерской слаженности спектакль еще более выигрывает: он смотрится легко и весело, и это при том, что разговор режиссер ведет архисерьезный.
Новая работа молодого симпатичного коллектива, у которого в апреле первый раз в жизни юбилей — десятилетие, бесспорно удачна.
И если «ФЭСТ» не остановится в росте, если глаза режиссера и актеров и впредь будут гореть столь же ярко, не сомневаюсь, что Театр в Мытищах еще заставит о себе заговорить.

«Театральный Курьер» № 5 Май 1998.
Виктор ДЕНИСОВ

Охота в ФЭСТе

Вуди Аллен, актер и кинорежиссер с мировым именем, как драматург нашему зрителю практически неизвестен. Тем интереснее смотрится спектакль “Охота”, поставленный по пьесе Аллена “Смерть”. Это искрометная комедия с глубоким философским подтекстом. С этим нельзя не согласиться. Блестящий текст ироничного философа-интеллектуала Вуди Аллена говорит сам за себя.

В центре событий спектакля судьба маленького человека Клаймана (А. Кузьменко), личные желания которого никак не соответствуют всеобщей истерии по поиску маньяка-убийцы, охватившей весь город. Общество принуждает человека подчиняться, растворившись во всеобщем великом плане — гражданский долг превыше всего. Страшно, что жизнь настолько сера и обыденна, что только экстремально-патологическим путем человек чувствует себя способным на великое. Смерть пришла к Клайману, и он, столько всего переживший в эту роковую ночь, воспринимает ее как освобождение. Он свободен, он — в полете, что великолепно показывает его финальный проход по зрительному залу.

“Родники” от 10 мая 1998г.
Алла УРАЛОВА

Цирк по системе Станиславского

В Ермоловском зале Щепки этой весной играют прозу Кобо Абе. Сценическую версию повести «Вторгшиеся» под названием «Друзья» представляет театр «ФЭСТ».

История о том, как к тихому, скромному молодому человеку настырно вторглась незнакомая развеселая семейка и в результате отняли у него дом, любимую и даже жизнь, — голая метафора, трактовать которую каждый может как вздумается. Хотите — политически. Мол, железной рукой загоним человека в счастье. Хотите — человечески. Что-то вроде «и ходят в праздничной суете разнообразные не те». Хотите — философски. О праве человека на самого себя и на других. Все годится, ибо конструкция сюжета — абсурдна, а герои — условны.

«ФЭСТ» разыгрывает эту кошмарную сказку на грани театра и эстрады, реальности и мистики, звука и жеста. С пантомимой и акробатикой. С танцем и пением. Парадоксальная проза знаменитого японца — странный гость на подмостках самого традиционного театрального вуза. Так же, как сам театр «ФЭСТ» — в альма-матер русского реализма. Клоуны, ставшие драматическими актерами. Драматические актеры, оставшиеся клоунами.

Случай «ФЭСТа» — случай особый. Взять хотя бы название, в которое на первый непосвященный взгляд явно вторглась ошибка в виде торчащей ни к селу ни к городу буквы «Э». «ФЭСТ» — это другое дело. Праздник, фестиваль, дурако валяние. Так и есть. Фактически. А формально… Продолжить чтение