Реквием в тональности р-рэ мажор

В театре «ФЭСТ» отметили столетие заслуженного деятеля искусств Семёна Баркана – выдающегося российского режиссёра и театрального педагога, мастера курса фэстовцев «первого созыва» в училище имени Щепкина.

Посвященные

Ученики понимали Баркана с полуслова. В буквальном смысле. Стоило мэтру произнести знаменитое «р-рэ», как наступала тишина и глаза присутствующих устремлялись на него. На особом языке, который Семён Аркадьевич Баркан выработал за долгую творческую жизнь для общения с коллегами и учениками, это означало «р-репетиция», «р-работаем с полной отдачей» плюс ещё целый ряд смысловых оттенков, понятных только посвященным.
Реквием в тональности р рэ мажор В число посвященных, безусловно, входит старшее поколение мытищинского Театра драмы и комедии «ФЭСТ». Сотни выпускников Московского государственного университета культуры, Высшего художественного училища имени Щепкина и ГИТИСа гордятся тем, что Баркан был их Учителем. Но курс, где учились фэстовцы, — это особый случай.
Об этом не раз говорил и сам Семён Аркадьевич, когда приезжал в Мытищи на празднование своего 90-летия и когда артисты «ФЭСТа» ездили к Учителю в Бремен, где он жил и работал с 1995 по 2010 год. Это был экспериментальный курс, где учились члены уже сформировавшегося творческого коллектива, труппа молодёжного театра в полном составе. Случай беспрецедентный и, в общем-то, почти невероятный. При конкурсе 150 человек на место вероятность всем одновременно оказаться на одном курсе Щепкинского училища была равна нулю. Но то было время чудес — рубеж 80-х и 90-х, когда всё дышало ветром перемен, а эксперимент казался нормой жизни.

Звёздный десант

Каждый из учеников, выходивших на сцену театра «ФЭСТ» в день столетнего юбилея мэтра, начинал свой рассказ с магического баркановского «р-рэ». Художественный руководитель театра, заслуженный артист России Игорь Шаповалов вернул нас в 1990-й, в день первой встречи с будущим наставником. В актовом зале лестеха явилось тогда целое созвездие театральных педагогов во главе с народной артисткой СССР, блистательной Элиной Быстрицкой. Все они приехали в Мытищи, чтобы посмотреть молодой творческий коллектив. Он вырос из студенческой агитбригады и рвался к профессиональному образованию. Показ длился четыре часа. Как потом рассказывал Баркан, который также был в составе звёздного десанта, «Школы у них не было, но меня заинтересовали творческая атмосфера, отдача, с которой они играли. И я согласился взять этот курс».

Миссионер русской культуры

Со стороны убелённого сединами профессора это был весьма смелый поступок. Но риск никогда не пугал этого влюблённого в жизнь человека: чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с его биографией.
Реквием в тональности р рэ мажор Семён Баркан родился за год до пролетарской революции, не отличаясь крепким здоровьем, сумел прожить долгую и насыщенную событиями жизнь, работал практически до последнего дня — ставил спектакли в Бремене, в созданном им театре. Как утверждают коллеги и ученики, в Германии Баркан добровольно взвалил на себя роль миссионера русской культуры. Его семинар по истории русского театра на факультете культуры Восточной Европы Бременского университета перерос в театральную студию «Русская театральная школа», которая дважды стала лауреатом международного фестиваля в Париже.
Один из 12 (!) спектаклей, поставленных Барканом в Бремене, назывался «Последняя роль Соломона Михоэлса». А ведь в юности Семён Аркадьевич знал Михоэлса лично, работал с Немировичем-Данченко, помнил Таирова и Мейерхольда! А ещё он, будучи режиссёром цыганского театра «Ромэн», принимал на работу совсем юного Колю Сличенко. Легенда отечественного театра, человек-эпоха — в отношении Баркана это не просто пафосные клише. В ГИТИСе его педагогом был выдающийся российский режиссёр Алексей Дмитриевич Попов, художественный руководитель театра Красной Армии. В 50-х Баркану довелось поработать под руководством Марии Иосифовны Кнебель.
Он умел и любил учиться — всю жизнь, до последних дней: у своих великих наставников, у своих талантливых учеников. Это качество отличает всех выдающихся педагогов — особенно если речь идёт о творческих профессиях, о том, что невозможно вызубрить по учебникам. «Р-рэ» — значит разгадать, расшифровать, раскрыть в ученике то, что, может быть, ему самому пока неведомо.

Забыть Герострата и помнить Пигмалиона

То, о чём на вечере памяти рассказывали зрителям артисты «ФЭСТа», более всего напоминало сюжет «Пигмалиона» Бернарда Шоу. Первое, что сказал 74-летний профессор, согласившись взять на себя ответственность за судьбы вчерашних студентов факультета электроники и системотехники: «Театр надо посадить на горшок». Имелось в виду, что довольно взрослых и уже познавших вкус аплодисментов ребят, интеллектуалов с высшим образованием предстояло вернуть в театральное детство, к азам профессии. Научить говорить, двигаться, свободно пользоваться всем арсеналом актёрских приёмов без крена в привычную клоунаду.
Реквием в тональности р рэ мажор К тому же в училище к экспериментальному курсу относились настороженно: набрали без конкурса. И первый экзамен был чрезвычайно важным в творческой судьбе «ФЭСТа». Как первый выход в свет Элизы Дулиттл в роли истинной леди. Недоверие растаяло! Постепенно экспериментальный курс из Мытищ стал одним из лучших в старейшем театральном училище России. Их дипломным спектаклем стала постановка «Забыть Герострата» по пьесе Григория Горина. Двадцать лет спустя, в 2006 году, ученики сыграют этот спектакль для мэтра в день его 90-летия — ради этого праздника Семён Аркадьевич специально приедет в Россию.

Памятник нерукотворный

Он ушёл в 2010-м, шесть лет назад, оставив яркую память и… нерукотворный памятник. Как сказала заведующая кабинетом критики Союза театральных деятелей России Элеонора Макарова, «Мы находимся внутри него. Театр «ФЭСТ» и есть памятник Семёну Аркадьевичу Баркану, лучший, о котором может мечтать режиссёр-педагог». А творческий вечер в форме капустника стал лучшим реквиемом Учителю, человеку, который любил и ценил жизнь во всех её проявлениях.
В день столетия мэтра в фойе театра была открыта мемориальная доска, на которой начертана одна из крылатых фраз Баркана: «В театре не бывает мелочей!». Чёткий, узнаваемый профиль на фоне стилизованных кулис — во всяком случае, лично я именно так восприняла идею дизайна. Мемориальную доску создали преподаватели мытищинской Детской архитектурно-художественной школы «Архимед»: скульптор Наталья Гусейнова и дизайнер Людмила Юдина.

Анна ГОРБАЧЁВА
«Родники», 16 апреля 2016 г.

С сайта http://yiv1999.narod.ru

Комментарии закрыты