Ушел из жизни Владимир Агеев

В ночь с 1 на 2 мая после продолжительной болезни на 55-том году жизни в Москве скончался российский театральный режиссер Владимир Агеев.

Ушел из жизни Владимир Агеев

Умер режиссер Владимир Агеев. Он тяжело болел, о том, что болен, знали многие, и незадолго до праздников он сам в очередной раз обратился за помощью и многие коллеги, друзья, актеры, люди театра бросились помогать — поехали сдавать кровь, чтобы после праздников ему могли сделать пересадку. Он к операции готовился и собирался жить, а год назад, уже зная о тяжелой болезни, собирался выздоравливать и потому принял участие в конкурсе на Театр им. Станиславского и Центр драматургии и режиссуры. Вообще он хотел иметь свой театр, не иметь, а что-то хорошее сделать — в своем театре. Он имел, конечно, право на это, поскольку из тех спектаклей, которые войдут в историю русского театра последних двух десятилетий, были и его. Сегодня, заглянув на сайт Центра драматургии и режиссуры, читаешь следующие одно за другим объявления об отмене спектаклей: один, другой, третий… А десять лет назад его «Пленные духи» по пьесе братьев Пресняковых стали одним из самых модных спектаклей Москвы, попасть было невозможно. Это был, кроме прочего, спектакль, который доказывал, что «новая драма» бывает разной, что она — не только про маргиналов, что она бывает — такой вот, эстетской и одновременно общедоступной, веселой, жизнелюбивой, радостной, рассказывающей про Блока, Белого, Менделеева как про Арлекина, Коломбину и Пьеро… Теперь вот 8 мая спектакль обещают сыграть в память о режиссере.

Он не был режиссером одной мысли или узконаправленным, не лишний раз показывая, что «новая драма» — не что-то узкоспециальное, где и режиссеры — свои, и публика — небольшая компания, группка тех, кому без мата в театре уже и неинтересно. Агеев ставил Ибсена, Стриндберга, он не так давно выпустил в Другом театре «Серсо» Славкина, и пьесы Пресняковых и других наших и не наших современных авторов в его театре, в его биографии мирно и естественно соседствовали и дополняли, и вступали в диалог с мыслями и героями Ибсена и Стриндберга. Им было о чем поговорить и в его голове, и на сцене, по соседству…

Смерть Агеева кажется особенно несправедливой именно потому, что болезнь его вызвала живой отклик во многих, в нас, кто любил его спектакли и его самого — тоже любил, ценил высоко. Потому что готовы были помогать всем миром и каждый — в меру сил — принял участие в этой, как оказалось, неравной борьбе.

Григорий Заславский
Обозреватель «Независимой газеты»

Комментарии запрещены.

Комментарии закрыты