Возвращение дорежиссёрского театра

Автор спектакля «Пушкин. Предчувствие судьбы…» Анатолий Алексеевич БЕЛКИН решился на интересный театральный эксперимент.
Возвращение дорежиссёрского театра — Анатолий Алексеевич, почему литературную основу спектакля вы назвали не пьесой, а сценарием?
— Спектакль включает в себя не только придуманный мною текст. Примерно половина его или даже больше — текст пушкинский. В спектакль вошли отрывки из «Маленьких трагедий» — сцена из «Скупого рыцаря» и три сцены из «Каменного гостя».
— Получается, что ваш спектакль составлен из разных сцен.
— Да, но всё это я привёл к единому целому, и то, что получилось, пришлось назвать сценарием. Согласитесь, неудобно было бы назвать его пьесой, ведь в сценарии 60 процентов пушкинского текста.
— Давно ли вы написали «Пушкина»?
— Первый вариант был готов три года назад. В процессе работы мы долго примеривались, многое изменили, что-то добавили, что-то убавили. Это была очень серьезная литературная работа.
— Как долго шли репетиции?
— Дольше, чем обычно. Дело в том, что спектакль начинался как самостоятельная внеплановая работа. Мы искали перерывы в плановой работе, когда актёры не были заняты и могли бы уделить время для репетиций нашего спектакля. Весной прошлого года мы показали половину спектакля художественному руководителю театра Игорю Александровичу Шаповалову. То, что мы сделали, ему, видимо, понравилось. Он увидел, что у нас может получиться полценный, профессиональный спектакль, и включил нашу постановку в план театра. Так что с апреля прошлого года мы уже работаем по плану и по расписанию, и актёры во время наших репетиций не могут быть заняты на других репетициях.
— Вы ставите «Пушкина» впервые?
— Да, и нигде, кроме «ФЭСТа», я свой сценарий не читал
. — Когда вы его писали, то имели в виду определённых исполнителей ролей?
— Когда писал — нет, но готовый сценарий сразу предложил Игорю Калагину, и его он заинтересовал.
— В вашем спектакле каждый актёр играет по нескольку ролей.
— Конечно, актёрам сложно выполнять требуемую задачу, но, думаю, интересно.
— Анатолий Алексеевич, вы не только автор сценария, но и режиссёр спектакля?
— Точнее, один из режиссёров. У нас их несколько.
— А кто ещё?
— Все актеры, занятые в спектакле, режиссёры своих ролей и всей постановки в целом.
— Как это может быть?
— Мы опробуем новый метод постановки спектакля, который восходит к старому дорежиссёрскому театру. В старину и в российском, и в европейском театре режиссёра в нашем понимании не было. Режиссёрами спектакля выступали драматург и ведущий актёр. Вот мы и решили вернуться к этому принципу.


Возвращение дорежиссёрского театра Татьяна Полянская: «Суть актёрской профессии»
— В этом спектакле я играю две роли: няни Пушкина Арины Родионовны и донны Анны в сценах из «Каменного гостя». Роли очень разноплановые и даже разновозрастные. Играть сложно, но в этом, наверное, и состоит суть актёрской профессии — пытаться сделать то, чего не делал раньше. Вот я и стараюсь, а что получится — будет судить зритель. Мне самой очень интересно участвовать в столь необычном спектакле.


Возвращение дорежиссёрского театра Игорь Калагин: «У каждого своё видение Пушкина»
— В спектакле я играю три роли: дона Гуана из «Каменного гостя», рыцаря из «Скупого рыцаря» и самого Александра Сергеевича. Последняя роль, пожалуй, самая сложная, ведь сейчас никто наверняка не знает, каким был Пушкин. У каждого своё видение. Мне представляется, что он был эмоциональным человеком, жизнелюбом, у него было множество планов как творческих, так и жизненных, но в силу обстоятельств не всё у него получалось.


Возвращение дорежиссёрского театра Наринэ Осипова: «Вечная любовь»
— Мне доверено сыграть три очень разных образа: возлюбленную поэта в период его пребывания в Михайловском, Ивана в сцене «Повар и царь»(1) и Лепорелло в «Каменном госте». Согласно концепции сценария, две последние роли не совсем мужские. Я играю женщин, переодетых в мужское платье. Через все три образа проходит сквозная тема безответной, всепоглощающей, жертвенной любви.


Возвращение дорежиссёрского театра Фарит Халяпов: «Роли эпизодические, но интересные»
— Ведущий, которого я играю, представляет персонажей спектакля и приглашает зрителей окунуться в историю жизни Пушкина, поэта и человека. Это некий проводник по его биографии и недолгой жизни. В «Скупом рыцаре» у меня роль Жида, а в «Каменном госте» — Монаха. Обе роли небольшие, эпизодические, но интересные, а когда актёру роль интересна, то и играть её несложно.

А.УРАЛОВА
«Родники», 30 января 2009 г.
(1) Заметим — здесь тоже присутствует пресловутая ошибка «Повар и царь» — текст из газеты приведен без изменений!

Комментарии закрыты