И 20 лет спустя вместе, или Как будущие космонавты стали актёрами

Мытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ» — яркий пример того, как «физики» могут стать «лириками». Причём окончательно и бесповоротно. История этого театра настолько невероятна и удивительна, что в неё трудно поверить. Бессменный художественный руководитель театра, один из его основателей, заслуженный артист России Игорь ШАПОВАЛОВ и сейчас считает создание «ФЭСТа» чудом. И действительно — это первый случай в нашей стране, когда из студенческого театра родился профессиональный.

Точная дата рождения театра потерялась во времени. Но это событие произошло абсолютно точно весной, ровно 20 лет назад.
— Мы были зарегистрированы как театр в 1988 году, — рассказывает Игорь Александрович. — Сначала было принято решение Малого совета депутатов Мытищинского района. Затем шёл процесс регистрации — достаточно сложный. Вся эта процедура заняла больше месяца. Первоначально мы собирались отметить свой юбилей в апреле, но решили перенести торжество на май и совместить его с премьерой спектакля «Женитьба» по пьесе Н.В.Гоголя. Поскольку замысел этой постановки в том, что в спектакле будут заняты те актёры, которые 20 лет назад этот театр начинали. Мы долго выбирали подходящую пьесу. Нам хотелось взять русскую классику. Да ещё чтобы пьеса была и проблемной, и достаточно лёгкой по восприятию. А также, чтобы в ней роли по количеству и типажам совпадали с нашими актёрами. Ставит этот спектакль замечательный режиссёр Александр Каневский. Это уже вторая его постановка в нашем театре. Первая в начале этого сезона оказалась очень удачной. Он поставил музыкально-поэтическую фантазию «Марютка и поручик» по стихотворной поэме Юрия Юрченко, написанной по мотивам повести Бориса Лавренёва «Сорок первый». В своё время повесть не раз экранизировалась, самый знаменитый фильм был снят в 1956 году Григорием Чухраем. Поэтическая версия Юрия Юрченко была написана более 30 лет назад, но мы были первым театром, кто её поставил.
— А все ли артисты, которые создавали театр, остались в труппе? 
— Ушли двое. У нашего театра очень богатая история. И началась она гораздо раньше 1988 года, когда он был уже зарегистрирован как профессиональный городской театр. Помните, в конце 70-х годов прошлого века было сильно развито движение студенческих театров эстрадных миниатюр (СТЭМов). Тогда как раз и был создан Агиттеатр «ФЭСТ» в Московском государственном лесотехническом институте, а ныне Университете леса. Мы все учились на факультете электроники и системотехники. Первые буквы названия факультета и дали название театру — «ФЭСТ». Это было в 1976 году. Через год после создания театра в него пришёл я. Старики, как мы их называли, которые начинали это дело, со временем окончили вуз и ушли. Но театр так разросся, что у нас там числилось более 200 человек. Мы много экспериментировали, создали студии. Вели, можно сказать, профессиональный отбор актёров, они у нас проходили студийную подготовку и только после этого зачислялись в основной состав. Он насчитывал более 60 человек. Когда родилась совершенно безумная идея — создать профессиональный театр, мы ещё не понимали во что ввязываемся. На это можно было решиться только по юности, по незнанию. На общем собрании решали, кто хочет в этой авантюре участвовать. Я был немного постарше остальных актёров. К тому времени уже окончил вуз и начал учиться на режиссёрском факультете в Московском государственном институте культуры. Я понимал, что все наши мечты возможны только через обучение. Без серьёзной школы было нереально всё это затевать. Для начала надо было создать коллектив. Тогда 20 человек согласились участвовать в этом эксперименте. Два года мы работали как СТЭМ, репетиционная база у нас так и оставалась в студенческом клубе лесотехнического института. Я для этого специально стал его директором. После того как театр был зарегистрирован в 1988 году, два года мотались по всем городам и весям, проехали всю Россию от Сахалина до Калининграда с гастролями. Выступали вместе с популярнейшими артистами Андреем Макаревичем, Филиппом Киркоровым, Геннадием Хазановым, Михаилом Задорновым. Но представления наши в основном были эстрадного толка. Нам всем стало очевидно, что нужно учиться. И когда удивительным образом удалось с руководством Высшего театрального училища им. М.С.Щепкина решить вопрос о просмотре, мы отобрали наиболее способных ребят, жаждущих изменить свою жизнь. 14 человек поступили, один ушёл в процессе учёбы, и один после окончания.
— Вы тоже учились вместе с ними?
— Да. Наш курс вёл художественный руководитель, легендарный режиссёр, заслуженный деятель искусств России, профессор Семён Аркадьевич Баркан. В общем-то, это во многом благодаря его решению стало возможным обучение целевой группы. Мы-то были молодыми, не понимали, что делаем. А как он, опытный человек, отчаялся на это дело — удивительно. Ведь тогда существовал запрет Министерства культуры СССР на групповое обучение. И как нам удалось добиться разрешения, тоже невероятно Я никогда не забуду знаменательную дату — 7 июня 1990 года. Именно с этого момента мы начали путь в профессиональное искусство. Семён Аркадьевич предложил мне, поскольку я уже к этому моменту окончил МГИК, стать его ассистентом. Но я посчитал, что мне ещё рано идти в ассистенты. И потом был такой состав педагогов, который нам собрали на курсе — и по речи, и по движению и по истории театра, — что очень хотелось учиться. Я нисколько об этом не жалею. Так что у меня три высших образования. И я не один такой в театре, у нас есть Игорь Ильин, который после училища ещё окончил факультет кинорежиссуры в Институте современного искусства. А из тех, кто поступил в училище им. М.С.Щепкина, семь окончили его с красным дипломом.
— А молодёжь в вашем театре есть?
— Конечно. Те 12 человек, стоявшие у истоков театра, активно заняты в репертуаре, являются ведущими актёрами. Но общий состав труппы — 28 человек. У нас есть заслуженные артисты РФ Дмитрий и Татьяна Полянские, Игорь Бондаренко, Антон Кузьменко и заслуженные артисты Московской области — Нана Осипова, Фарид Халяпов, Игорь Калагин, Игорь Ильин. И, конечно, молодые актёры, без пополнения труппы театр не может существовать. Тот творческий эксперимент Щепкинского училища, в котором мы участвовали, оказался удачным. Наш курс был признан лучшим за десятилетие. Художественный совет училища принял решение этот эксперимент продолжить и набрать ещё один целевой курс для нашего театра с тем, чтобы у «ФЭСТа» была укомплектованная труппа. В 1996 он был набран. Ребята окончили училище в 2001 году и влились в состав театра. Правда, со второго набора не все остались в театре. Мы ещё позже добирали актёров. В течение последних 10 лет ведём ежегодное прослушивание выпускников Щепкинского и Щукинского училищ, ГИТИСа, школы-студии МХАТ и других театральных школ, не только Москвы. За все эти годы мы взяли в труппу всего четырёх человек, двое из них впоследствии ушли. Последнее прослушивание было 2 месяца назад. Очень удачное — мы пригласили на работу трёх молодых актёров.
— Насколько я понимаю, актёры театра, в том числе и вы, поступая в лесотехнический институт, вообще-то мечтали совсем о другой судьбе?
— Вы совершенно правы. В лесотехническом институте нас готовили как специалистов для одной из самых престижных отраслей — космической промышленности. Выпускники факультета электроники и системотехники получали распределение в Центры подготовки космонавтов и управления полётами. Была даже возможность попасть в отряд космонавтов. В частности, некоторые космонавты — выпускники лесотехнического института. Не буду говорить за других, но у меня действительно была настоящая мечта. До поступления в институт я учился в спецшколе при ДОСААФ и прошёл начальную лётную практику. Поначалу я собирался поступать в лётное училище. Но, узнав о «ФЭСТе» и возможности попасть в отряд космонавтов, выбрал его.
— Почему же отказались от своей мечты?
— Иначе как наваждением назвать то, что произошло, не могу. Я ведь совершенно случайно попал в СТЭМ. Ранее меня никогда не интересовал любительский театр, я считал несерьёзным тратить своё время на это. Но как-то был свободный вечер и мой приятель по общежитию меня затащил туда. Я пришёл и влюбился в это дело, которое и определило мою дальнейшую судьбу. Был такой момент в моей жизни, когда передо мной встал очень непростой выбор. Заканчивая лётную стажировку, а проходил её в Тарту, в Прибалтике, на самолётах ИЛ-76, я получил приглашение от руководства части прийти к ним офицером. Это было лестное предложение. Карьерное начало прекрасное. Передо мной стоял выбор — принять это предложение и осуществить свою детскую мечту, связанную с авиацией или же уйти фактически в никуда… Я понимал, что это безумие. Но что-то не давало покоя. Почему я решился выбрать такой путь, и сейчас не могу себе объяснить. Хотя и сейчас болею этой мечтой. К счастью, иногда мне удаётся полетать на спортивных самолётах.
— А как же обязательное распределение для всех выпускников вузов, существовавшее в СССР? Как удалось вам и другим выпускникам выбрать место работы по собственному желанию?
— Если бы мы стали работать по распределению, в разных городах, на разных предприятиях, театр бы сразу распался. Пытаясь спасти коллектив, мы пошли на очередной безумный шаг. Написали письмо министру общего машиностроения СССР с просьбой дать всем фэстовцам-театралам свободное распределение. Мотивируя это тем, что они очень талантливые ребята и им неплохо было бы заниматься искусством. Каким-то чудом это письмо действительно попало к министру, и он принял положительное решение. Когда ректор нашего института профессор Александр Обливин, который поддерживал наш театр и любил наши постановки, получил письмо из министерства с резолюцией о свободном распределении, он сначала разгневался. А потом даже восхитился нашей непосредственностью. Со мной же произошла другая история. Во время учёбы я ещё умудрился сделать комсомольскую карьеру, хотя никогда не стремился к этому. В конце первого курса меня выбрали секретарём курса. Затем секретарём факультета. Я внештатно работал в областном комитете комсомола по линии студенческих строительных отрядов. Когда шло распределение, Мытищинский горком комсомола прислал на меня запрос с тем, чтобы меня распределили секретарём комитета комсомола машиностроительного техникума. Я согласился, чтобы иметь возможность играть в театре. А затем уже перешёл работать директором студенческого клуба лесотехнического института. В течение 10 лет, вплоть до 1995 года, когда было принято решение о передаче нам бывшего кинотеатра «Родина» в г. Мытищи, театр «ФЭСТ» существовал именно в этом клубе.
— Игорь Александрович, а вы сами ставите сейчас спектакли?
— Да, но времени крайне мало, к сожалению. Я являюсь ещё и начальником Управления культуры Мытищинского района, так что приходится заниматься и другими учреждениями культуры района, не только театром.
— Какие постановки для вас наиболее дороги?
— В последние годы — «Чума на оба ваши дома» по пьесе Григория Горина. На мой взгляд, наиболее удавшаяся постановка. Но одним из самых значимых для меня остаётся спектакль «Трудно быть Богом». С ним связана тоже удивительная история. Ещё до того, как театр был зарегистрирован, возникла идея поставить драматический спектакль. Настоящий, большой. Чтобы было много действующих лиц. Мы решили найти пьесу, которую никто никогда не ставил. Набрались наглости и поехали к Стругацким, книгами которых тогда зачитывалась вся страна, и попросили у них пьесу. Самое невероятное, что они её нам дали. Она была написана по роману «Трудно быть Богом». Большего и желать было нельзя. Мы были очарованы этим романом. Как ни странно, первый блин был не комом. Получился хороший спектакль. И был первый невероятный успех нашего театра — люди «висели гроздями» на балконах и лестницах, спекулянты завышали цену на билеты в 10 раз. Билет за 50 копеек продавали по пять рублей! К сожалению, сами Стругацкие не смогли приехать на спектакль. Это была моя первая постановка в «ФЭСТе». Случилось это в 1986 году. И тогда мы все окончательно заболели театром.
— Выходите ли вы на сцену в качестве актёра?
— Да, и считаю это важным, потому что иначе можно потерять форму. Художественный руководитель хоть иногда должен выходить на сцену как актёр, тогда лучше видны проблемы театра, труппы. Сидя в кабинете, многие из них не заметны. В силу занятости играю очень мало. Сейчас занят в двух спектаклях. Не могу претендовать на большее. Играю в «Мысли» — одном из самых сильных спектаклей нашего репертуара по пьесе Леонида Андреева. У меня там целых три роли, хотя и маленькие. Ставила этот спектакль Изольда Хвацкая, которая была нашим педагогом в Щепкинском училище. Также я задействован в самом шумном спектакле «Под небом Парижа» по знаменитой оперетте Кальмана «Фиалка Монмартра», на который трудно попасть.
— Чем запомнится вам и вашим зрителям двадцатый, юбилейный сезон?
— Я считаю, что сезон удачный. Мы открыли его премьерой «Убийство Гонзаго» по пьесе болгарского драматурга Недялко Йорданова. Взяв её за основу, я, как режиссёр-постановщик, предложил другую трактовку сюжета. Пьесу дополнили цитатами из произведений Шекспира. Это история о взаимоотношениях искусства и власти, о том, насколько искусство может быть прозорливым. И может помочь разобраться в каких-то проблемах будущего. Мы, как я уже говорил, выпустили ещё музыкально-поэтическую фантазию «Марютка и поручик» на большой сцене. На камерной сцене в феврале состоялась премьера спектакля «Чужие грехи» в постановке Игоря Панфилова по произведениям Аллы Змеенковой. И готовимся к премьере спектакля «Женитьба». Также начинаем работу над новым детским спектаклем. Четыре премьеры за сезон, я считаю, очень неплохо для муниципального театра. Вообще же в репертуаре у нас 19 спектаклей для взрослых и 8 — для детей. Да ещё мы провели в начале сезона уже третий Международный театральный фестиваль городов-побратимов «Подмосковные вечера».
— Насколько известно, он и родился по инициативе вашего театра?
— Да, наш театр вышел с идеей проведения фестиваля городов-побратимов. Её активно поддержало руководство Мытищинского района и Министерство культуры Московской области. Первый состоялся в 2003 году. Второй пришлось перенести из-за пожара, случившегося в театре. Теперь он будет проходить раз в два года, чтобы не пересекаться с другим театральным фестивалем «Дорогами добра», который проходит в Подмосковье под эгидой Министерства культуры Московской области. В прошлом году в фестивальной афише было 12 спектаклей. Театры-участники — лауреаты многих фестивалей. Мы считаем, что нашим зрителям нужны такие фестивали. Вряд ли они поедут в Новосибирск или на Украину смотреть эти постановки. А спектакли, которые показываются на фестивалях, заслуживают внимания. Дивиденды от них не денежные, а морально-нравственные, духовные.
Когда мы только начинали работать, два года играли в пустых залах. Мытищи были совершенно не театральным городом. 10-12 человек присутствовали в 400-местном зале. Но мы для себя решили, что будем играть при любом количестве зрителей. Постепенно, даже больше через детские спектакли, люди, видя уровень наших постановок, стали приходить на вечерние спектакли. Зато теперь у нас аншлаги. И зрители приезжают даже из Москвы. Нам удалось раскачать театральную среду в городе таким образом, что ходят не только на нас, на известные имена, но и на спектакли тех театров, которые мы приглашаем.
— Каким вы видите дальнейшее развитие театра?
— Зрители ждут новых постановок, актёры — ярких, интересных ролей. Мечтаю о появлении новых интересных режиссёров в нашем театре. Труппа очень выросла. Театр изначально развивался как сложившийся коллектив и умеет звучать в ансамбле. Поэтому всегда приходится серьёзно решать, что мы ставим. Поднятая планка требует дальнейшего развития. Последующий спектакль должен быть сильнее предыдущего. Это очень подстёгивает.

Марина АЛЕКСАНДРИНА
Ежедневные новости Подмосковье, 21 мая 2008 г

Комментарии закрыты