Космический комик. 5:0 в пользу Бондаренко

Если ты родился в Звёздном городке, тебе остаётся либо отправиться в космос, к звёздам поближе, либо самому стать звездой. Наш сегодняшний герой выбрал второй вариант. Точнее, выбор он делал не один, а на пару с судьбой. История успеха редко обходится без счастливого стечения обстоятельств, причём осознание того, что они счастливые, приходит годы спустя. Вот, к примеру, сломал человек ногу. Радоваться нечему, но если рассматривать отдалённые последствия этого печального события, всё выглядит иначе. Как именно? На этот вопрос ответит заслуженный артист России Игорь БОНДАРЕНКО, которого мы пригласили в гости накануне его юбилейного дня рождения. 27 февраля в театре «ФЭСТ» состоится творческий вечер юбиляра, который он назвал (с намёком на 50-летие) «5:0 в мою пользу». Так с кем играл и кому забивал голы артист, подаривший мытищинцам столько продлевающих жизнь весёлых минут? Сегодня мы попробуем сыграть с Игорем Бондаренко в знакомую с детства игру «Верю — не верю». До счёта 5:0.

1:0

Космический комик. 5:0 в пользу Бондаренко — Правда ли, что вы рискнули сделать дубль, сыграв на сцене театра «ФЭСТ» и Монтекки, и Капулетти?
— Правда, и очень благодарен родному театру за такую возможность. Это было нелегко, поэтому очень интересно. Синьора Монтекки я сыграл в пьесе Григория Горина «Чума на оба ваши дома!», в которой присутствуют те же персонажи, что и в бессмертной трагедии Шекспира. Когда в «ФЭСТе» решили ставить «Ромео и Джульетту», мне досталась роль отца главной героини, синьора Капулетти. Непримиримые враги, каждый из которых по-своему прав и виноват. Мне кажется вполне логичным, что Монтекки и Капулетти могут быть зеркальным отражением друг друга.
Главная битва в жизни каждого человека — это борьба с самим собой, с собственными слабостями и с трудностями, которые мы сами же себе и создаём. Это матч, где ты играешь за обе команды, да ещё и выступаешь в роли судьи. Мой юбилейный вечер — это попытка творческого отчёта перед собой и перед людьми, которые меня знают.
Счёт 5:0 меня очень устраивает. Это не означает, что жизнь совсем не забивала мне голов. Было много неожиданных поворотов, проблем, неудач, которые были в принципе поучительны, а иногда… оборачивались удачей!

2:0

— Правда ли, что причиной крутого поворота в вашей судьбе послужила спортивная травма?
— Был такой судьбоносный момент в моей биографии. Из-за сломанного во время соревнований по дзюдо колена я не прошёл медкомиссию в лётное училище. Сказать, что я был расстроен, — значит ничего не сказать. Мечта об авиации в моём случае была закономерной, я ведь родился и вырос в Звёздном городке, где полёт, можно сказать, почитался естественным состоянием человека.
Линия судьбы свернула на инженерную стезю, но совсем от неба отлучён не был. После окончания лестеха я получил два диплома: инженера и штурмана военно-транспортной авиации. Принёс оба диплома родителям и сказал: «Вот! Серьёзную профессию, даже две, я получил, а теперь можно мне самому что-то попробовать?» После чего пошёл заниматься клоунадой и театром.

3:0

— Правда ли, что идти в артисты вас отговаривал легендарный космонавт Алексей Леонов?
— В принципе, правда: подозреваю, что это был целый заговор с участием моих родителей. Перед окончанием школы я как бы случайно встречался на улицах с их знакомыми, с папами моих друзей и подруг, среди которых были Герои и дважды Герои СССР. И они тоже совершенно случайно заводили со мной разговор на эту тему. Надо сказать, что Алексей Архипович Леонов отговаривал меня идти не только в артисты, но и в космонавты. Вернее, не отговаривал, а просто рассказывал всё как есть о непарадной, будничной стороне подвига. Понятно, что все мальчики, да и девочки, выросшие в Звёздном, в детстве видели себя героями космоса. Плотность героев на единицу площади там превышает все мыслимые параметры. Леонов просто сказал: если готов всё это принять — вперёд! Но идея актёрства оказалась для меня не менее вдохновляющей, я утешал себя тем, что смогу играть роли космонавтов и лётчиков. Очевидно, не чужд мне был и дух авантюризма, поскольку заявился на вступительные экзамены в ГИТИС… после 9-го класса.
Без аттестата зрелости. Непостижимым образом удалось уговорить секретаршу включить меня в списки на прослушивание, и ведь я фактически прошёл! Сам Андрей Александрович Гончаров поздравил меня и благословил сдавать экзамены по общеобразовательным предметам. Ну а на следующий год к делу подключились родители, и мой путь в профессию оказался чуть более извилистым и длинным. Через лестех, впоследствии — через курс Семёна Аркадьевича Баркана в Щепкинском училище.

4:0

— Верно ли, что вас можно назвать «Немировичем-Данченко в третьем поколении»?
— Ну, в определённом смысле верно: я учился у Баркана, который, в свою очередь, был учеником Немировича-Данченко, а потом мне довелось сыграть великого режиссёра в кино, в фильме «Прощайте, доктор Чехов». Это, пожалуй, одна из моих любимых киноролей — Владимир Иванович был чрезвычайно интересным человеком, по сути, создателем школы актёрской игры, которую во всём мире называют системой Станиславского. Станиславский действительно систематизировал все совместные наработки, начало которым положил Немирович-Данченко ещё в период работы в Малом театре.

5:0

— Правда ли, что каждый комик мечтает стать трагиком и тоскует по амплуа героя-любовника?
— Неправда! Насчёт меня, во всяком случае. Во-первых, современные представления о герое раздвинули рамки жанров и амплуа, героическое вполне органично сочетается с комическим. Я не обделён большими серьёзными ролями, при этом мне не возбраняется использовать в драме и даже в трагедии приёмы из арсенала комедийного актёра. Но практически каждый, скажем так… масштабный артист хотя бы раз в жизни решается на эксперимент под названием «Надо худеть». Вот и я однажды поставил перед собой такую задачу — и преуспел! Сбросил 25 килограммов — не ходил, а летал. Особенно приятно было посещать магазины: вдруг оказалось, что все популярные бренды сшиты специально для меня.
Как раз в ту пору предложили мне интересную роль в историческом сериале, да ещё и косвенно связанном с историей Мытищ, — я должен был играть дядю Саввы Мамонтова. Прихожу на студию — весь в белом, стройный, элегантный и лучезарный. Вижу, как режиссёр картины меняется в лице и после долгой паузы говорит: «У тебя только что БЫЛА роль». За кадром меня, правда, не оставили, небольшой эпизод в той картине я всё же сыграл — за что режиссёру спасибо. И отдельное спасибо за важный урок. Суть вопроса сформулировал мой коллега по актёрскому цеху Павел Конивец: «Комический эффект можно выразить формулой Эйнштейна E = mc2 , где m — это масса артиста, а c — ускорение. Если масса невелика, то приходится сильно суетиться, чтобы достичь нужного эффекта, а человеку с солидной весовой категорией достаточно плавно повести рукой — и зал уже лежит». Так что экспериментировать теперь будем только в творческом плане!

Вопросы задавали
Анна ГОРБАЧЁВА
и Ирина МЕЛЬНИКОВА
«Родники», № 22,
20 февраля 2016 г.

С сайта http://yiv1999.narod.ru/Fest/FEST_List.htm

Комментарии закрыты