Худрук театра «ФЭСТ» Игорь Шаповалов: «Пандемия ударила очень сильно» — статья в журнале «Театрал»

Худрук театра «ФЭСТ» Игорь Шаповалов: «Пандемия ударила очень сильно»   статья в журнале ТеатралХудожественный руководитель театра «ФЭСТ» Игорь Шаповалов – о победах карантинного сезона, планах на будущее, конфликте с районной администрацией и конкуренции с московскими театрами.

– Игорь Александрович, каким для театра «ФЭСТ» и для Вас лично оказался прошедший сезон? Что получилось осуществить из задуманного, а что не удалось?

– Для меня очень важно, что удалось удержать театр. Пандемия ударила очень сильно. Но мы собрали артистов. Театр провел много несвойственных ему мероприятий в онлайн-формате: читки, спектакли. В формате zoom-конференции прошла премьера первой части историко-литературной композиции «Борис Годунов», приуроченной ко дню рождения Пушкина. Нам удалось провести режиссерский конкурс, посвященной теме Великой Отечественной войны, который изначально планировался в очном режиме, но пандемия нарушила планы. Премьера экспликаций прошла в ZOOM, лучшие из них лично выбирали актеры нашего театра. Из тридцати двух представленных предложений восемь мы взяли в работу. В канун начала войны, с 21 на 22 июня, когда уже были сняты некоторые ограничения, мы показали эскизы в очном режиме, на зрителей. Демонстрация эскизов была интересной. Достойные работы.

– Вы были рекордсменами в период карантина по количеству онлайн-трансляций на Youtube. Как зрители восприняли новый формат? Планируете ли продолжать свое развитие и продвижение в Интернет пространстве?

– С одном стороны, «живой» театр ничто не может заменить, но, тем не менее, для популяризации театра будем заниматься онлайн-трансляциями и социальными сетями. Вообще, вопросы работы с соцсетями откладывались много лет или делались в малых объемах. А тут мы попали с места в карьер. Мы поняли, что запись в ZOOM – плохая идея, страдает качество, но в период пандемии не было других вариантов. Сейчас в театре создается служба, которая будет заниматься развитием социальных сетей и продвижением театра в сети.

– Как удалось сохранить труппу? Какие настроения сейчас в коллективе?

– Во-первых, это изначальная сплоченность труппы. Все 33 года в театре была здоровая, творческая атмосфера. Во-вторых, мы не прекращали нашу деятельность: мы вели трансляция на YouTube, в социальных сетях. Немаловажный момент: за прошлые годы мы создали финансовую подушку, которая обезопасила нас. Таким образом, мы смогли платить зарплаты в полном объеме. Но, когда Администрация города узнала, что мы выплачивали премии, то нам запретили это делать, аргументировав тем, что пока не идет работа, выплачиваться должны только голые оклады. А мы сами эти деньги заработали и приняли решение, куда их потратить.

– Как сейчас складываются отношения с администрацией Мытищинского? Закрыто ли уголовное дело, возбужденное в 2019 году по обвинению в растрате государственных средств?

– Заявление на закрытие дела писали, но в прокуратуре пока вопрос остается не ясным. Для следственного комитета дело закрыто. Конечно, ситуация – полное безобразие. Если бы не общественность и не протекция со стороны Александра Александровича Калягина, Константин Аркадьевича Райкина, Евгения Миронова, последствия были бы катастрофические. Благодаря их поддержке мы отстояли Устав театра, смогли вернуть бюджет, и наша деятельность была продолжена. Были моменты, когда в следственном комитете пытались выкрутить дело по недостаче и инвентаризации, из-за какого-то профессионального несоответствия лишали нас премий, но, скажем так, мелкими пакостями все ограничилось.

Большую поддержку оказал «Театрал» и другие СМИ, которые говорили о наших неприятностях. Мы выжили за счет огласки дела, иначе бы с нами расправились очень легко. Это, конечно, большая несправедливость, что театр должен находиться в крепостнической зависимости от Учредителя, который при этом не имеет никаких обязанностей. Если родители, воспитывая ребенка, не выполняют свои обязанности – их лишают родительских прав, а учредитель не несет никакой ответственности. Мы прошлый год очень активно занимались законотворчеством. В Областной Думе участвовали в принятии закона «О театральной деятельности». Все наши попытки доказать, что необходимо прописать обязательства Учредителя перед театром, успехом не увенчались.

– Перед театрами «малых городов» стоит сложная задача – привлечь зрителя. Задача театров Московском области ещё сложнее: не только привлечь, но и удержать зрителя, конкурируя с театрами Москвы, которые обладают большими финансовыми и административными возможностями.

– Мы, действительно, находимся в ситуации жесточайшей конкуренции с 250 московскими театрами, каждый из которых ведет активную деятельность. Я не говорю уже, что конкурировать приходится и с другими местами для развлечений: катками, боулингами, ТЦ, кинотеатрами. Это непросто.

– 3 сентября сезон откроется премьерой спектакля «2411 дождей», который ставит актер Павел Конивец. Как вы еще помогаете молодым актерам и режиссерам, где сегодня находите новые имена?

– Как я уже говорил, мы проводили конкурс по Великой отечественной войне, ориентированный на молодых режиссеров. В Москве актерам очень тяжело пробиться, сделать так, чтобы тебя заметили, а режиссерам ещё сложнее. Мы даем им возможность проявить себя. Помимо нас эти постановки увидят и художественные руководители других театров. И наша работа с молодыми режиссерами не закончится – с ними мы будем ставить спектакли. Также мы проводим кастинг молодых актеров. Из 200-250 человек на просмотре выбираем 5-6 и делаем с ними программу, чтобы ребят могли заметить и пристроить. В соцсетях мы пишем о наиболее талантливых, интересных актерах, которые участвовали в наших актерских смотрах. В сентябре планируем провести очередной кастинг.

– Представьте себе, если бы ваша жизнь сделала круг, и вы вернулись на 40 лет назад. Какой путь вы бы выбрали? Попробовали себя в другой профессии? Или предпочли бы свою нынешнюю театральную жизнь со всеми её трудностями?

– Я учился на инженера, летал, но судьба привела меня в театр. На этот путь, если бы я знал, как будет трудно, я бы уже ступать стал, не отчаялся бы. Если только не гарантии, что все будет благополучно, и высшие силы будут нам благоволить.

– Какой ваш зритель? Для кого вы играете?

– У нас изначально семейный театр. Мы хотим, чтобы было интересно трем поколениям зрителей: бабушкам и дедушкам, мамам и папам, детям. Чтобы после представления им было, что обсудить в семейном кругу. Конечно, не всегда так получается, но мы стараемся, чтобы было так. Недавно был случай: после представления ко мне подошла женщина и сказала, что в свое время ее девочкой привели в наш театр, потом она пришла сюда с дочкой, а теперь первый раз – с внучкой. Растим уже третье поколение своих зрителей.

Светлана Лукашина
«Театрал»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *