О спектакле «Вишневый сад» — статья в интернет-журнале «Мнение»

Автор: Лариса КАНЕВСКАЯ, Источник — https://mnenieguru.ru/

О спектакле "Вишневый сад" - статья в интернет-журнале "Мнение"

Все не зря

Больше века раздается шум топора, рубящий «Вишневый сад» в имении госпожи Раневской. Этот безжалостный звук абсолютно не совместим с бело-розовой нежностью цветущих деревьев и вроде бы никак не вяжется с комедийным  жанром , на котором настаивал автор. Но столько глубины заложено великим Чеховым в незамысловатый сюжет, что, сколько не ныряй, до дна не достанешь. И все там есть, и драма, и лирика, и комедия, в том числе.

Классика, на то и классика, что каждый театр и каждый следующий  режиссер находит в ней новые смыслы. Чеховские пьесы вечны, потому что в них все рассказано о человеке, а люди только с возрастом, открывая прочитанные в детстве и благополучно забытые книги, находят в них ответы на давно мучившие вопросы.

Для театра, режиссера и артиста пьесы Чехова сродни экзамену на профпригодность:  оставил или сыграл – взял новую высоту. На очередной «Вишневый сад» или «Чайку» и прочие пьесы Чехова  можно идти смело, не опасаясь повторов (если вы, конечно, доверяете театру). Да, текст – тот же, но спектакль – другой. Главное, чтобы режиссер и артисты любили и понимали Антона Павловича, а там он им поможет, и выйдет Человеческая комедия, как и случилось в театре «ФЭСТ».

Интересно, как с годами меняется представление о чеховских героях. В советское время положительными героями считались Петя и Аня – молодые люди, устремленные в светлое будущее без мещанских предрассудков и багажа собственности, тормозящего строительство коммунизма. В конце двадцатого века  вперед выходит Лопахин – предприимчивый выходец из народа, умеющий делать деньги, в отличие от бывших хозяев —  никчемных дворян, способных только проедать полученное наследство. Сегодня в пьесах Чехова нет положительных и отрицательных героев. Есть люди, за каждым — своя судьба.

В постановке молодого режиссера Дмитрия Скотникова все персонажи – личности, у каждого свой характер, объемный и колоритный,  рисунок каждой роли – внятен и логичен. И сам спектакль получился гармоничным и не скучным, но… все же остались вопросы  к режиссеру и сценографу (художник И. Титоренко):

— почему уже в первом действии вся мебель в барском доме свалена в кучу, прикрытую тряпками, если дом вполне себе населен и пока не продан?

— зачем герои пьесы периодически выходят на сцену из старых шкафов, если полно дверей? Кому нужна эта лишняя аллюзия? Зрителей только отвлекает, артистам мешает…

— к чему эти неожиданные фонарики в темноте на палках селфи? Эта режиссерская находка подобна вставной челюсти, выпадающей из рта:  персонажи «Вишневого сада» в паре мизансцен смахивают на толпу журналистов или заблудившихся в пещере туристов?

— нужна ли такая продолжительная прелюдия Дуняше, неприлично назойливо предлагающей себя, то Лопахину, то Яше, словно она – не воспитанная сызмальства в дворянском доме девушка, а какая-то уличная девка?

Вопросы остаются, но жизнь продолжается, и впечатления от спектакля – все равно очень приятные: эмоции получены, мыслительный процесс запущен, а значит, все не зря.

Хочется отметить актерский ансамбль ФЭСТа: театру есть, на ком и за кого держаться, если у него — такая сильная команда.

Например, Лопахин (Павел Конивец) – перед нами — не какой-то презренный купчишка, а молодой энергичный предприниматель. Да, образования и воспитания пока не хватает, вкуса – тоже (отсюда кричащая одежда и дорогое «шампанское», в котором он абсолютно не разбирается), но душа от природы благородная и благодарная. Он хорошо помнит добро и пытается отплатить за него, как умеет. Недостаток образования с лихвой перекрывается природной смекалкой, а недостаток родительской любви юношеским благоговением перед Раневской. Лопахин хочет ей помочь, но бессилен. Не его вина, что беспомощные непрактичные дворяне не желают понимать и принимать. Он знает свое место, но все же чуть-чуть надеется, вдруг Раневская увидит и поймет, почему он так старается. Честность и порядочность Лопахина и в том, как он мягко обходит приставучую Дуняшу, и в том, как не решается сделать предложение несчастной Варе, которую уважает, но… не любит. Все это артист Павел Конивец передает точно и образно.

Раневская актрисы Натальи Галютиной – рассеянная, непутевая, измученная воспоминаниями женщина. Она тратит последние деньги не из желания шиковать, просто не может думать ни о чем, кроме собственных переживаний. Она — не конченая эгоистка — ею управляют сиюминутные эмоции, она часто поступает бессмысленно, даже жестоко, причиняя боль и страдания близким, но не замечает этого. Любви и доброты Раневской с избытком хватило бы на всех, вон, как льнут к ней девочки, но она тонет в болоте своих мыслей о погибшем сыне, о роковой любви. Глаза ее лихорадочно сверкают, но… каким-то смертельным огнем, как от болезни, с которой уже смирилась. У нее нет ни сил, ни желания что-то изменить, просто вяло плывет по течению, куда река жизни выведет (ее мальчика река не вернула, значит, не судьба…). Река скоро, вероятно, обмелеет, но ничего ведь не поделаешь, так к чему об этом думать.

Они с братом (Гаев — Антон Кузьменко) совершенно не приспособлены к реалиям, живут в иллюзорном мире, в котором иногда даже бывают восторженно счастливы. Барин Леонид Андреевич – смешной, нелепый, пожилой ребенок, которого до сих пор одевает и кормит еле волочащий ноги старичок Фирс (Фарит Халяпов).

Варя и Аня (Светлана Розова и Анастасия Москвина), дочери Раневской, выросшие без материнской ласки и любви, потому не верящие в себя, не умеющие думать о себе — только о маме. Они обе придумывают себе любовь и боятся ее. Варя меньше похожа на мать, она – рачительная хозяйка и могла бы сделать счастливым Лопахина (они ведь так схожи),

но Антон Павлович не верит в реальное супружеское счастье, оно у него всегда несбыточное, призрачное, поэтому ключи «счастья» летят под ноги Лопахину. Аня уезжает с Петей и явно вторит судьбе матери: нерадивый студент наверняка бросит ее в самый трагический момент. Жалко ее – хрупкую, наивную и нежную.

Петя, Петр Трофимов (Филипп Ефимов) – тщеславный напыщенный зануда, изрекающий чужие мысли, собственным умом не обладающий. Молодому артисту удается воплотить образ махрового эгоиста, бестактного и невоспитанного, вдобавок малообразованного. Только неземная Раневская могла нанять подобного «учителя» своему сыну. Один Лопахин знает цену «вечному студенту» — бездельнику, относится к нему с большой иронией, но… и с некоторой нежностью, как к несмышленышу.

По «Вишневом саду» ФЭСТа гуляет невероятно смешной и насквозь понятный лакей Яша (Артем Барсуков) – этакая холеная штучка. Лакей, ревниво соблюдающий правила французского этикета, надменно и цинично относится к землякам, соотечественникам, не считая их достойными своей исключительной персоны. По сути – неблагодарная свинья и подлец: и по отношению к собственной матери, и по отношению к обесчещенной им Дуняше. Дуняша (Алина Тетиевская), пусть и глупа беспредельно, а все же вызывает некоторое сочувствие, правда, лишь на фоне гадкого Яши.

Сама-то она тоже хороша: обманывая преданного Епиходова (Сергей Хапров), нисколько не жалеет несчастного конторщика по прозвищу «двадцать два несчастья». Вот тоже человек загадочный – вроде бы начитанный интеллигентный, добрый, а беда за ним по пятам ходит, и ружьишко как-то зловеще всегда при нем…

Одна из самых комичных ролей из всех пьес Чехова Шарлотта Ивановна (Надежда Лаврухина) в постановке Скотникова почему-то совсем не вызывает смех. Именно на этом спектакле вдруг с грустью подумалось о судьбе немолодой гувернантки, хозяева которой разорились. Куда податься одинокой немке со своими клоунскими фокусами, кому она тут, в России, будет нужна?

Вот разве что Лопахин, по старой памяти, совершит доброе дело и пристроит. Но если смотреть вперед: скоро грянет Первая мировая, а за ней революция, и всех чеховских героев сметет, уничтожит или перемелет…

«Если бы знать…».

За развитием спектакля наблюдать интересно. Видно, как артисты после большого перерыва (самоизоляция) входят в свои роли, прилаживаются к персонажам, обминают под себя. И вскоре, действие несется, и ты забываешь, что играют актеры, думаешь о судьбах чужих людей, сопереживаешь и… выходишь из театра немного другим человеком.

Значит, все не зря.

фотографии с официального сайта театра

в ролях:

Раневская Любовь Андреевна, помещица — Наталья Галютина

Аня, её дочь, 17 лет — Анастасия Москвина

Варя, её приемная дочь, 24 лет — Светлана Розова

Гаев Леонид Андреевич, брат Раневской — Заслуженный артист РФ Антон Кузьменко

Лопахин Ермолай Алексеевич, купец — Заслуженный артист Московской области Павел Конивец

Трофимов Петр Сергеевич, студент — Филипп Ефимов

Симеонов-Пищик Борис Борисович, помещик — Алексей Аптовцев

Шарлотта Ивановна, гувернантка — Надежда Лаврухина

Епиходов Семен Пантелеевич, конторщик — Сергей Хапров

Дуняша, горничная — Алина Тетиевская

Фирс, лакей, старик 87 лет — Заслуженный артист Московской области Фарит Халяпов

Яша, молодой лакей — Артём Барсуков

Прохожий — Никита Лужин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *