«Вишневый сад». Гармония и алгебра.

«Закредитованность российского населения через полтора года может «взорвать» экономику страны. Такой прогноз дал министр экономического развития РФ Максим Орешкин. Он отметил, что в последние два года прирост задолженности составляет порядка 25% в год — в прошлом году она выросла почти на 2 трлн рублей.»
Из недавних новостей.

«Вишневый сад». Гармония и алгебра.

25 рублей образца 1898 года – цена аренды дачной десятины по проекту Ермолая Лопахина

Пьеса Чехова, написанная вроде бы на сугубо русском материале начала XX века, оказалась произведением абсолютно интернациональным и вневременным. Историю о разорении дворянской семьи и продаже «родового гнезда», как выяснилось, очень хорошо понимают и чувствуют во всем мире. И в Америке, где до сих пор существует рефлексия по поводу упадка южной аристократии, и в Британии, чьи замки и поместья не пережили экономических кризисов после Первой и Второй мировых войн, и во Франции, и в Италии, и даже, в Японии – ведь и там в свое время «реставрация Мэйдзи» практически уничтожила культуру и образ жизни самураев. В самом невыгодном положении оказался, пожалуй, именно российский, вернее советский зритель, воспитанный в атмосфере тотального отрицания дореволюционных обычаев и традиций. К 50–60-м годам он уже категорически не представлял себе быт помещичьей усадьбы, людей, которые там жили, и проблемы, с которыми они сталкивались.

Но непредсказуемая отечественная история совершила очередной кульбит, и сегодня вновь никому не нужно объяснять, что такое кредит под залог недвижимости, и чем грозит неуплата процентов! Впрочем, с момента написание пьесы прошло больше ста лет, и реалии того мира, все-таки требуют комментариев.

Мы поговорим о числительных, упомянутых Чеховым, и, прежде всего, о том, что и сколько стоило в мире «Вишневого сада».

Итак, имение помещицы Раневской пришло в упадок, заложено в банк, и так как хозяева не могут выплачивать проценты, над имением нависла угроза аукционной продажи. Имение очень велико — больше 1000 гектар. Это примерно четверть города Мытищи, и вдвое больше площади ВВЦ вместе с парком «Останкино» и «Ботаническим садом»… 1000 гектар (десятин) – это очень много и по меркам дворянских имений. Мелихово, купленное Чеховым в 1892 году, считалось имением большим, а его площадь составляла около 200 десятин. Кстати, Чехов заплатил 13000 рублей – весьма дешево (полная рыночная стоимость могла быть около 30000). Но Мелихово было сильно запущено, а предыдущий владелец остро нуждался в деньгах…

Предположительно, долг владельцев вишневого сада составляет около 200 000 рублей, а ежегодные проценты – 10 -12 тысяч (методика расчета в статье «Вишневый Cash» https://www.kommersant.ru/doc/2125996). 200 000 и будут стартовой ценой при продаже имения с аукциона. Верхнего предела понятно – нет. Причем тогдашние законы очень гуманны по отношению к должникам – все, что покупатели дают «сверх долга» идет именно бывшим хозяевам, а не банку! Это очень важное обстоятельство в пьесе.

Теперь о привычках и расходах обитателей вишневого сада. По дороге из Парижа Любовь Андреевна Раневская обедает на станциях (на больших железнодорожных вокзалах России, а тем более Европы, обязательно имелся недурной ресторан). Вообще-то в приличном заведении можно было пообедать за 1.5-2 рубля. Но Любовь Андреевна «спрашивает самое дорогое и на чай лакеям дает по рублю». Так что ее обеды, видимо, приближаются к ценам лучших ресторанов Москвы и Петербурга (15-25 рублей с элитным вином или шампанским). И те же 25 рублей должна стоить годичная аренда дачного участка в 1 десятину (1.1 гектар), на которые купец Лопахин предлагает разбить «вишневый сад»…

«Вишневый сад». Гармония и алгебра.

10 рублей золотом – эти монеты Раневская носит с собой «на мелкие расходы»

«Золотой», отданный Раневской прохожему – вероятнее всего монета образца 1897 года, вошедшая в оборот после денежной реформы Сергея Витте. Ее номинал равнялся 10 или 15 рублям. Да, кстати, дореволюционный рубль это примерно 1000-1200 современных…

Килограмм кофе в зернах — Любовь Андреевна его «пьет и днем и ночью», стоил примерно 2 рубля, а пуд (16 кг) гороха, которым Варя «из экономии» кормит старых слуг – 1.5 рубля.

Новые сапоги Епиходова могли быть куплены рублей за 5, а модные желтые ботинки Лопахина – и за все 20. Полведра огурцов, «скушанные на Святой» Симеоновым-Пищиком – 3-5 копеек.

Телеграммы парижского любовника Раневской, получаемые «каждый день», обходятся не меньше 15 копеек за слово.

Ну а килограмм вишни, той самой, которую когда-то «возами отправляли в Москву и Харьков», стоит около 30 копеек.

В четвертом действии Лопахин привозит со станции бутылку шампанского за 8 рублей. По идее – это цена самых лучших французских марок. Если только Ермолаю Алексеевичу не подсунули контрафакт.

Горничная Дуняша должна получать 3-5 рублей в месяц + стол и одежду.

Гувернантка Шарлотта Ивановна – 25 рублей (берем за основу жалование учителя начальных классов).
Если, конечно, в имении Раневской еще вообще хоть что-то платят.

А вот личный лакей Любовь Андреевны — Яша свои 10 рублей наверняка получает… Может быть и больше, учитывая щедрость и расположение барыни. Плюс обеды со стола Раневской – те самые, как в столичном ресторане.

Жалование генерала в должности командира дивизии – 500 рублей в месяц, корпуса – 700.

Начальник железнодорожной станции мог получать – 100-150 рублей, а почтовый чиновник (предположим, что он – коллежский асессор) – 60-70.

Поэтому, когда Фирс говорит: «раньше на балах у нас танцевали генералы и адмиралы, а теперь посылаем за почтовым чиновником и начальником станции» — разница действительно очень ощутима.

Кстати, жалование в 6000 в год, предложенное Гаеву в банке, более чем достойно (генеральское!). Скорее всего, это — плата за имя, в банках и акционерных обществах считалось хорошим тоном включать в состав правления представителя старой аристократической фамилии. Впрочем, Леонид Андреевич мог ведь и приукрасить…

Ну а «план Лопахина» изначально предполагал, что хозяева имения будут получать доход не менее 25000 в год «чистыми». Это действительно большие деньги, впрочем, учитывая их траты… Любовь Андреевна, к примеру, говорит, что 15000 рублей ей в Париже хватит «ненадолго». А это, между прочим, годовой доход губернатора или царского министра (1000-1500 рублей в месяц).

С чем еще можно сравнить эти цифры? Наверное, с гонорарами самого Антона Павловича. В 1899 году он, будучи уже известнейшим писателем, полностью продал права на все написанные к этому моменту сочинения (за исключением авторских, которые театры платили, за исполнение пьес) издателю А. Марксу. Сумма контракта составила 75000 рублей.

Статьи других авторов, без которых был бы невозможен этот материал.

Александр Минкин «Нежная душа» http://a.kras.cc/2014/08/blog-post_694.html
Елена Чиркова «Вишневый Cash» https://www.kommersant.ru/doc/2125996

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *