Седьмой фестиваль «Подмосковные вечера» в театре ФЭСТ (город Мытищи) 26 октября - 2 ноября 2023 года - публикация в издании «Мнение»

Торжественное открытие седьмого фестиваля «Подмосковные вечера» в театре ФЭСТ (город Мытищи) состоялось 26 октября 2023 года. С приветственным словом выступила заместитель главы городского округа Мытищи Ольга Сидоркина, отметив, что Мытищи по праву считаются театральной столицей Подмосковья. Жители города, славной истории которого в этом году исполняется 400 лет, с нетерпением ждут отобранных фестивальным оргкомитетом спектаклей. В этом году организаторы пригласили на седьмой театральный форум тринадцать спектаклей российских театров и театров ближнего зарубежья. Прежде чем собрать афишу фестиваля, эксперты отсмотрели более трехсот постановок. Художественный руководитель театра ФЭСТ Игорь Шаповалов напомнил историю создания фестиваля: «В далеком 2003 году мы с режиссером Станиславом Железкиным задумались, почему в нашем прекрасном театральном городе нет ни одного театрального форума. Так появились на свет наши «Подмосковные вечера» –  Фестиваль зрительских симпатий. По традиции, Гран-при лучшему спектаклю будут присуждать зрители, для чего после каждого спектакля зрители с удовольствием идут голосовать. Игорь Шаповалов поблагодарил городское руководство за неоценимую помощь фестивалю, а зрителей за неравнодушие и активное участие. «Подмосковных вечеров».

Ведущий вечера зачитал приветствие председателя СТД Александра Калягина: «У вашего фестиваля есть замечательная способность возрождаться и становиться все интереснее. Не сомневаюсь, что и в этом году город получит удовольствие от спектаклей, которые отобрал ваш экспертный совет…».

Председатель жюри театровед Анастасия Ефремова приветствовала со сцены участников фестиваля: «20 лет – отличный возраст, уже не тинейджер, а вполне самостоятельный молодой человек. Мы ждем от «Подмосковных вечеров» внятных умных режиссерских высказываний, яркой актерской игры, так что впереди у нас – праздник!».

  1. В день открытия фестиваля зрителям был представлен спектакль Пермского ТЮЗа «Мертвые души». Режиссер-постановщик Владимир Гурфинкель по-новому взглянул на знаменитую поэму, оттолкнувшись от замыслов Гоголя во втором томе «Мертвых душ» – судить своих героев.

В итоге получилось повествование в форме судебного расследования «Дела о русской жизни» (инсценировка Ильи Губина). Необычное прочтение заинтересовало зрителей. Сценография спектакля (художник-постановщик Ирэна Ярутис) выразительно сурова. По сцене разбросаны настоящие камни, которые, видимо, настала пора собирать, но вместо этого, группе артистов, напоминающих больше шахтеров, пришлось выдвинуть из-за кулис еще один огромный камень, который они с трудом перекатывали под монолог самого Гоголя «Мертвых душ» в исполнении Чичикова (Александр Смирнов). Сизифов труд перемещения камней действительно сродни добыче и промыванию глубоких смыслов, которыми  занимается режиссер. Драматурги и писатели иногда не подозревают,  сколько нового можно вытащить из их произведений.

Судебный дело Чичикова ведет следователь (Никита Пепеляев). Периодически он пересекает сцену с настольной лампой в руках, ярко светя в глаза обвиняемому и свидетелям, и требуя немедленных пояснений. Несколькими признаниями (воспоминаниями) допрашиваемых удается  рассмешить зал, но в целом,  следствие затягивается. Зрители, успев повеселиться нелепым балетным па супругов Маниловых (Михаил Шибанов и Дмитрий Гордеев), удивиться акробатическим этюдам Собакевича (Яков Рудаков), то и дело сдирающего с себя собачью шубу, изумиться сметливой Коробочке (Роман Кондратьев), старательно прячущей тело умершего крепостного, то и дело вываливающегося из тележки, начинают скучать.

Встреча Чичикова с Плюшкиным (Александр Красиков) неожиданно осталась в памяти своей пронзительностью. Когда неприятный старикашка поведал нежданному гостю про свою прежнюю жизнь и теперешнее одиночество – жена умерла, дочь и сын сбежали, получив от отца вдогонку  проклятия, крепостные мрут и бегут… Чичиков внезапно проникся, забыв о цели визита. Расчувствовавшись, хотел было, погладить по голове несчастного Плюшкина, да в последний момент руку все же отдернул.

Табуреты, которыми переполнена каждая мизансцена, беспрестанно разваливаются, все вокруг приходит в упадок. Нескончаемые суды, лжесвидетельства, лицемерие, обман. Крепостные в исподнем на заднем экране покачиваются повешенными насильно или добровольно (не любит помирать своей смертью этот «народец») на фоне огромных борщевиков… Борщевики материализуются и на сцене, своей массой они скоро в России раздавят все живое.

«Русь, куда несешься ты… не дает ответа…». Может, и прав Чичиков, что «плачем горю не пособить, а надо дело делать», но так гадко на душе, так грустно, темно, беспросветно, а в финале еще светится красным: «Выхода нет»…

  1. На следующий день на Малой сцене Театр Ведогонь показал спектакль Татьяны Тарасовой «Чем люди живы». Чудесный актерский ансамбль, светлые лица, пронзительное повествование, лишенное той скучной назидательности, чем иногда грешил великий Лев Толстой.

Режиссер Татьяна Тарасова сочинила трогательную историю, почти рождественскую сказку. Возможно, православными людьми эта  духоподъемная история воспринимается еще чувствительней, но, независимо от вероисповедания, абсолютно все зрители во время спектакля светлеют лицом и душой, согреваясь лучами той доброты, которой переполнен спектакль Театра «Ведогонь». Изобретательная сценография художника Ольги Галицкой (простые доски, вязанная ковровая дорожка, миски, изношенные башмаки и картонные домики, у которых вместо печной трубы выглядывает горлышко спрятанной бутылки), ненавязчивое пластическое решение и органичность каждого актера в каждом слове – все это ведет  зрителей к настоящему катарсису, который случается только  при соприкосновении с настоящим Искусством.

Задорная крестьянская девочка (Евгения Михеева), бойко ведя рассказ от автора, задает действию общий темпоритм и искреннюю тональность. Без этой девочки этот рассказ имел б нравоучительный характер и менторскую интонацию. Когда девчушка пытается разобрать строки Писания, по назиданию матери: «Читай, дочка, Писание, человеком будешь!». «А я что, не человек?», – улыбается девочка, и моментально проникаешься к ней доверием и сочувствием, ведь действительно ужасно трудно разобрать эти вирши.

История незамысловатая: сапожник Семен (Илья Роговин)  пошел купить овчины на шубу, а то ж старая совсем не годится, а носят они ее, в силу крайней бедности, вдвоем с женой (Марина Бутова) по очереди, когда надо зимой на улицу выйти. Пошел в соседнюю деревню, где мужики задолжали ему за обувь пять рублей. Отдали ж они всего двадцать копеек, которые он с горя тут же пропил, раз с шубой не вышло. По дороге Семен встречает ангела (Ярослав Шевалдов)  в облике голого человека, в воздухе мелькают  пушистые снежинки, и верится, что ангелы могут мерзнуть и испытывать те же чувства, что и обыкновенные люди. Незаурядный облик артиста Ярослава Шевалдова чрезвычайно подходит к этой роли – нездешняя красота, таинственная улыбка – ему явно ведомо что-то такое, чего не знают люди, а ангелу, в свою очередь, необходимо понять людей, чем же люди живы….

         Вечером в большом зале был аншлаг: зрители с удовольствием ждали комедию Шекспира «Как вам это понравится» – Театр «Вера» привез спектакль из Нижнего Новгорода.

В пьесе Шекспира – колоссальное количество персонажей, сюжет – не слишком мудреный, но очень запутанный из-за постоянного перемещения. Режиссер Александр Ряписов с художниками Андреем Щаевым и Полиной Гришиной задали зрителям непростую задачку, преобразив героев до полного неузнавания. Спектакль перенасыщен гэгами и фокусами, недаром в программке жанр отнесен к «комедии иллюзий». Действие состоит из непрерывной череды музыкальных номеров, никак не связанных со сценами, в которых участвуют персонажи, одетые так причудливо, словно в гости  к Шекспиру забрели герои советских мультфильмов «Варежка», «Винни Пух» и пр., да еще знаменитая Ханума», а также любимый народами СССР герой «Мимино».

Видно, что постановщики дали волю фантазии и премного веселились в процессе репетиций. К сожалению, зрительный зал их бурные фантазии не заразили непринужденным весельем. Появление самого Вильяма Шекспира в финале, решившего поругаться (и поделом) с постановщиками, несколько оживило зал, но Шекспир как-то подозрительно быстро успокоился, а довольные артисты еще долго выходили на поклоны.

  1. В третий день фестиваля Молодежный экспериментальный театр-студия «Сонет» из Вологды представил камерный спектакль «Руфь» по одноименной драме Е. Козловского. Историю о выдающейся французской пианистки Мари Ламбаль-Рязановой, приехавшей в Россию за своим любимым мужем и отсидевшей двадцать лет в лагерях, поставила и сыграла главную героиню художественный руководитель театра – актриса и режиссер Любовь Губернаторова.

У главной героини пьесы существует реальный прототип – француженка Вера Лотар-Шевченко, которая действительно была замужем за русским и отсидела реальный срок. После того, как она вышла на свободу, вновь начала концертировать и осталась в СССР до конца жизни.

Мари (Любовь Губернаторова) соглашается дать концерт в захолустном сибирском клубе, поскольку она – настоящий сподвижник, ей хочется дарить  людям великую музыку, в том числе, любимого Сергея Рахманинова. Мороз, холодное помещение, плохое пианино, Мари возмущена, но наивный молодой зав. клубом (Илья Андрианов) убеждает пианистку, что отменять концерт никак нельзя, потому что некоторые зрители прошагали несколько километров пешком, лишь бы ее услышать.

На сцене, кроме дряхлой мебели, серп и молот (действие происходит в середине 60-х гг.), возле тусклой печки на полу валяются три тонких лучины, которыми три человека «отапливают» комнату (художник-постановщик Галина Шмелева). Мгновенно возникают вопросы к художнику. Лучше б не акцентировать внимание на таких деталях. Появление в клубе племянницы Маши (Ольга Бороздина), разыскавшей тетю (по «Голосу Америки» Маша услышала про концерты в Сибири знаменитой пианистки Мари Ламбаль, освободившейся из лагерей), вызывает недоумение чересчур  экзальтированным поведением – надрывным неуместным криком, слезами, нервным смехом. Двадцать девять лет она не виделась с тетей, которую немедленно принялась величать «тетушкой», хотя по времени можно понять, что общение их было довольно мимолетным. Понятно, что экзальтированная  дама в тонких чулочках не просто так тащилась по всей Сибири за «тетушкой», но весь «спектакль», что Маша устраивает тетушке и зрителям, она держит некачественную интригу, признавшись лишь в финале, что мечтает уехать во Францию. Хочет, чтобы известной пианистке вернули французское гражданство, и чтобы она вывезла из Союза свою племянницу с двумя детьми и ее молодым человеком. Молодого человека, нетерпеливо подающего автомобильные сигналы снаружи, зрители так и не увидят, искренности племянницы, ее неудачным попыткам закурить, ее слезам … так и не поверят.

А вот, во что безоговорочно верится, так это в мужество и стойкость Мари Ламбаль, ее любовь к людям и привязанность к суровой родине мужа. Спектакль называется «Руфь», по аналогии с героиней библейского мифа, которая после гибели мужа решила остаться на чужой земле до конца своих дней, храня его память и еще потому, что встретила там добрых людей.

       Вечером на большой сцене театра ФЭСТ артисты Казахского музыкально-драматического театра им. Ж. Аймаутова (г. Павлодар) показали грандиозную постановку по рассказу Ш. Кудайбердиева «Совесть» («Уждан»).

Режиссер Азамат Нигманов, невзирая на молодость, доказал, что отлично владеет самыми передовыми режиссерскими приемами и умело справляется с большим количеством артистов. Труппа казахского театра отработала спектакль энергично и слаженно. На сцене и в зале чувствовалось большое воодушевление и творческий обмен энергиями. Честное и горькое  слово о человеческих пороках звучало остро и современно. Представив все дурное, что встречается в людях, авторы постановки попытались глобально исследовать, проанализировать, что же такое Совесть, и как она действует. Девушка Совесть приходит к людям по ночам и задает вопросы. Она прекрасна, она не дает спать жадным и предателям, ворам и трусам, изменникам и убийцам, но плохие люди, вместо того, чтобы исправиться, думают лишь о том, как бы ее не пустить, как бы обмануть. Они принимают закон об уничтожении Совести…

Человеческая толпа, то сливается в единый тяжело дышащий организм (пластика – Илья Подчезерцев), то распадается на отдельные личности, среди которых находятся и те малочисленные, кто взывает к справедливости. «Мы должны знать, кто виноват!». Без чести и совести, без моральных принципов люди превращаются в стадо довольно хрюкающих неблагодарных свиней, затаптывающих все чистое и светлое, что встречается по дороге.

Человечеству стоит задуматься, и как можно быстрее, пока еще остается возможность что-то успеть исправить, отрефлексировать. Спасибо казахскому театру за самокритичность и честность.

Мытищенская публика прониклась важностью темы и устроила казахским артистам продолжительную овацию. Жюри наградило коллектив Павлодарского театра «за лучший актерский ансамбль».

  1. Выпускники школы-студии МХАТ Юлия Ильина и Милана Владыкина привезли на фестиваль экспериментальную работу, которая выросла в спектакль из студенческих этюдов. «Две дамочки в сторону Севера» – эксцентричная яркая постановка с элементами буффонады, клоунады и абсурдного театра.

 Актрисы легко и непринужденно общались с залом, вовлекая зрителей в свое действо. Постановка была бы невозможна без художника Михаила Гербера, также выпускника Школы-студии МХАТ. Невероятное и очень стильное сочетание цветов костюмов героинь, дамская бездонная сумка, из которой по ходу спектакля волшебно извлекается масса необходимых вещей, в том числе, будильник, звонок, фонарик и пр. Актрисы смело импровизируют, легко переходя из одного состояния в другое, выдают заготовки (публика живо отзывалась нескольким уместным шуткам про Мытищи), держат прекрасный темп. Благодаря их молодой энергии, вяловатая черная комедия наполнилась новыми смыслами и свежим дыханием. Только так можно вынести занудные рассуждения автора пьесы Пьерра Нотта о смерти, похоронах и отношениях пожилых сестер к жизни, друг к другу и к покойным родителям.

        Набережночелнинский государственный татарский драматический театр им. Аяза Гилязова показал в тот же день спектакль «Капка» («калитка»). Главный герой Касыйм (Рэзил Фахертдинов) совершил в юности страшный поступок: опорочил невинную девушку Ханию (Алсу Гильманова), понравившуюся его матери Рабиге (Энже Шигапова) – выкрал ее из дома, из-за чего та, проклятая родными своего жениха, трагически погибает. Касыйм от стыда и мук совести сбегает на Камчатку, где живет и работает, женится на поварихе Екатерине (прекрасная работа актрисы Чулпан Эскаровой), воспитывает сына, забывая научить родному языку, воспитать его в национальной культуре. Единственная связь с прошлым – письма от матери. Родных и друзей он отрезал, никого не может вспомнить (на сцене периодически возникает группа людей в безликих плащах и масках – тщетны его воспоминания). Сестре за всю жизнь ничем не помог. Свою родную землю забыл, только и знает, что жаловаться на свою никчемность. А что мешало Кайсыму разговаривать с сыном на родном языке? Кто не пускал его в отпуск домой к матери? Ни одного самостоятельного мужского поступка, возможно, слишком властная мать тому виной, что Кайсым не может ничему противостоять, ничего решить. Остается надежда на внука Рабиги, который заинтересовался стопкой бабушкиных писем и захотел выучить язык. Если парень разберется со всем этим, возможно, Кайсым прожил свою жизнь не зря.

  1. Буинский государственный драматический театр поведал историю не столько о «Муму» Тургенева, сколько о «Барыне».

Театр может спасти всё и вся, даже Муму. Поразительно, что зрителей не предупреждают о необычной трактовке рассказа Тургенева, хотя подозрение на радикальность творческого подхода режиссера Тимура Кулова охватывает с той минуты, как открываешь программку: «Спектакль Буинского театра - это история, случившаяся на плоту, где живут безнадёжно одинокие и безвольные люди, в открытом океане…. Плот даст течь и места хватит далеко не всем...». Итак, на сцене – те самые «вольные сельские просторы», которых, по замыслу Тургенева, злая Барыня (Айгуль Сагеева) должна лишить глухо-немого богатыря Герасима (Руслан Замалеев), определив его дворником в свой московский двор. Вместо барского дома с белыми колоннами, как описывал классик, барыню с челядью высадили на «плот».  В течение спектакля безуспешны попытки понять границы «плота». Художник в программке не отмечен, стало быть, режиссер сам оформил собственную  постановку. На сцене косят, боронят, стирают, обедают и дрыхнут без памяти крепостные в количестве восьми человек. Они беспрекословно исполняют барские капризы, поскольку судьба подневольного человека незавидна и горька: барыня может сослать, продать, наказать, женить, развести, даже убить. Герасим (Руслан Замалеев), как и все, ослушаться не может. Артист чрезвычайно органичен в роли глухонемого, страдающего от непонимания и одиночества. Запоминается и персонаж артиста Вильнура Шайхутдинова –  Гаврила: глазки бегают, труслив, но так живуч и жилист, что при любой власти выдюжит. В спектакле зрителя ждет много неожиданностей. Сочная пышнотелая молодая барыня с модными дредами на голове (!), неторопливо  потягивая коньяк из пузатого трехлитрового бокала, спрыгивает со стремянки и, тоскливо устремляя свои влажные очи куда-то вдаль, вдруг причитает томным голосом: «Жив ли ты, вот чего я не знаю, потому что месяц я от тебя писем не получаю…еще почта, еще…письма нет. Сегодня мое рождение, для чего не день моей смерти?!». Да, помнится, мать Тургенева взывала к сыну, умоляя его вернуться  из-за границы, но причем тут Барыня из «Муму»? Можно предположить, что Барыня, которую играет актриса, и есть актриса, которая играет мать, то есть, барыню… Режиссер так увлекся придумками, что устроил на сцене настоящий театр в театре: барыня раздает «министерские портфели». Крепостные с удовольствием подыгрывают: играть же приятней, чем барщину исполнять. Время от времени, крепостные кидаются к мискам, гремят мисками и ложками, причмокивая и выкрикивая: «Наивкуснейшие щи!». А это откуда, простите? Снова режиссерские фантазии? Интересное кино получается…

Можно много еще описывать режиссерских находок, но хочется вам рассказать про то, что ни прочитать, ни повидать вы не сможете нигде, кроме как в Буинске. Когда милую безответную Татьяну (хорошая работа Руфины  Хаматдиновой) вместе с навязанным ей Барыней постылым пьяницей Капитоном (Ринат Акберов) услали в дальнюю деревню, Татьяна, простившись с безутешным Герасимом, по воле режиссера обратилась… в Муму. Вместо юбки – темные лосины и мохнатый свитер. Пока Татьяна / Муму переодевалась, попутно успела продекламировать дивное тургеневское стихотворение в прозе: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?».

Юные зрители теперь навек запомнят умную собачку – знатока русского классика, наверное, за это режиссер ее и помиловал.

Перед нами – новейшая утопия: в финале, когда взбесившаяся гавкающая барыня повелела утопить тихую невинную собачку, Герасим, наконец,  «выстроил» плот, загнал-таки туда всех действующих лиц, а потом «замочил» – по одному скинул в воду. Утопия – значит, суждено кому-то утопить, а кому-то утопиться. Муму и Герасим уплыли в даль светлую.

Слезу зрители пустить не успели.

P.S. К крепостным артистам претензий нет.

        Вечером в театре ФЭСТ показали знаменитую пьесу Михаила Булгакова  «Дни Турбиных» в постановке режиссера Максима Ладо. Благодаря прекрасной умной режиссуре и замечательным актерским работам, зрители фестиваля провели  несколько часов в прекрасной компании тонких интеллигентных людей, попавших в жесткий и жестокий исторический переплет:

– благородный полковник Алексей Турбин (Павел Конивец), имеющий полное  право говорить «Честь имею!»,

– удивительная красавица Елена Турбина (Анастасия Юдина), в которую невозможно не влюбиться,

–  мужественный, честный, безнадежно влюбленный в Елену Виктор Мышлаевский (Валерий Бездетко),

– романтичный бравый гусар Леонид Шервинский (Ярослав Зенин)…

Эти достойные люди были украшением земли русской, но военное лихолетье разметало и уничтожило их по одному, не пощадив ни сурового, ни слабого, ни доброго, ни сильного.

Убедительна и красноречива сценография Олега Мазуренко. Посреди Вселенной вертится, сменяя кадры – картины, открытый беззащитный кубик дома Турбиных с семейными портретами, ходиками на стене, гитарой и резным буфетом.

Горстка прекрасных людей держится вместе до последнего, но устоять на ногах в военном вихре революционной стихии невозможно. «Я воюю с 1914 года, за что? За Отечество, которое бросило меня на позор!», – в отчаянии восклицает Мышлаевский. При каждом повороте сценического круга мы видим застывшие фигурки, сопротивляющиеся из последних сил.

Белый рояль, парящий где-то в небесах, напоминает о чудесном прошлом, о непринужденной атмосфере изысканного общества,  где царили мир и любовь.

Луч света (художник по свету Александр Гомзяков) выхватывает из темноты игрушечную деревянную лошадку, которая беспомощно и одиноко покачивается даже тогда, когда погибнет в бою  командир Алексей Турбин, когда трусливо бежит муж Елены полковник Тальберг (Сергей Хапров), оставив семью, родину на произвол судьбы.

Тальберг красив, суров и грозен вначале и растерян, жесток в конце. Он понимает, что виноват, но признать этого не хочет, концентрируясь, переводя стрелки на Елену.

Вопрос: «А кто за все отвечать будет?» звучит постоянно, ответа так и не последует, но мы уже знаем: никто. За все страдания, погромы, невинные жертвы никто не ответил.

В военное время и в эпоху перемен более всего страдают самые мирные: кузен из Житомира Лариосик (Николай Буланов), камер-лакей Максим (Сергей Гришаков) – честные милые добропорядочные граждане, попавшие поневоле в беспощадную  историческую мясорубку. Сцены с их участием пронзительно  проникают в сердце, вызывая чувство жалости и сожаления.
Но не только трагические чувства испытывает зритель. Ироническую нотку в происходящее привносит германский генерал фон Шратт (Дмитрий Полянский) – колоритный персонаж, карикатурный вояка.

Спектакль красив, герои убедительны, постановка достойная, спасибо театру ФЭСТ за эмоции. «Дни Турбиных» получили высшую награду фестиваля Гран-при (в результате честного зрительского голосования) и приз «за лучшую мужскую роль» артисту Павлу Конивцу, исполнившему роль Алексея Турбина.

  1. Спектакль по повести известного французского драматурга Эрика Эмманюэля Шмиттта «Дети Ноя» привез из Санкт-Петербурга театр «Комедианты».

Режиссер Михаил Левшин рассказал очень важную историю о том, что даже в самые суровые времена находятся благородные люди, которые, рискуя собой, помогают другим. Война уничтожает, выжигает, испепеляет все живое, но род человеческий продолжается, благодаря таким, как добрейший Отец Понс (Семен Сытник). Не обладая храбростью воина, героической силой, он сумел спасти от нацистов несколько десятков еврейских детей. Христианин по вере, Отец Понс рассуждает о том, что Бог не виноват в развязывании войн, что Богу не важны национальности и религии, все люди на Земле – его дети. Понс прячет в своем христианском приюте среди других детей еврейских мальчишек, изучает иудаизм, строит  подземную синагогу, в которой собирает и хранит реликвии, чтобы передать их, «когда схлынет потоп», тем, кому они важны. Он восхищен тем, что иудейская вера призывает, прежде всего, к уважению  человека, тогда как христианская призывает просто любить. Уцелевший и повзрослевший Жозеф (Леонид Зыбкин) всю оставшуюся жизнь молится за Отца Понса. В Израиле Отец Понс справедливо причислен к Праведникам. Праведники народов мира — почётное звание, присваиваемое Израильским институтом катастрофы и героизма национального мемориала Катастрофы (Холокоста). В музее Яд-Вашем в честь Отца Понса высажена аллея из 272 деревьев – именно столько потомков у спасенных им детей, у самого Жозефа, например, четверо детей и пятеро внуков.

Конечно, без доброй Мадемуазель Марсель (Лариса Климова) одному священнику  не удалось бы совершить то, что он совершил. Риск был огромен: он не только мог погибнуть сам, но и погубить всех доверенных ему детей. Внешне грубая и суровая Мадемуазель Марсель, обладая большой выдержкой и храбрым сердцем, сумела помочь в почти невозможных условиях.

Украшением спектакля, помимо Отца Понса, стал новый приятель Жозефа Руди (Андрей Вергелис), с которым они подружились в приюте. Руди – живой непосредственный харизматичный, благодаря ему, Жозеф повзрослел и поумнел раньше, чем смог бы в прежней мирной жизни под крылом у родителей.

Тема Холокоста невероятно важна сегодня, когда весь мир так слепо ожесточился, когда религиозные фанатики постоянно ввергают планету в непрерывные войны, когда люди изощренно уничтожают себе подобных, отнимают великое право на жизнь.

Спектакль, рождает у зрителя не столько сочувствие, сколько укрепляет веру в Человека, дарит надежду, что Свет и Добро никогда не исчезнут, пока обычные люди вдруг становятся способными на геройские поступки.

       В тот же день участники фестиваля восхищенно аплодировали  артистам челябинского Нового Художественного театра. Спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас» по пьесе Владимира Гуркина – о простых, очень знакомых, понятных людях. Текст Гуркина буквально светится  мягким юмором, любовью и почти одновременно вызывает смех и слезы. У Евгения Гельфонда и челябинских артистов получилось так искренне и с такой силой передать трогательную историю, что после спектакля зал в едином порыве встал и долго благодарил артистов громкими овациями.

Спектакль в первом действии громок и весел с аппетитным похрустыванием соленых огурчиков и смакованием вареной картошки, ароматом натопленной баньки… и трагически печален во втором. 

В первом действии просто получаешь удовольствие от глубочайшего погружения артистов в материал, с какой бережностью и любовью они прорабатывают мельчайшие детали, относящиеся к своим персонажам, включая говор и привычки. Три сестры (Ксения Бойко, Наталья Шолохова, Татьяна Кельман) и подросток (Мария Кристовер) – все такие разные, у каждой – своя судьба, свой прожитый опыт, свой характер.

Деревянный помост, стол, лавки, деревянные двери и вокруг река – лодка на авансцене, проплывающие за прозрачным занавесом на заднем плане в лодке мужики. Суровые сибирские просторы, крепкие сибиряки, не боящиеся ничего и не умеющие юлить, даже если грозит страшное наказание. Таковы герои Дмитрия Николенко, Павла Мохнаткина, Алексея Зайкова.

Пьеса Гуркина – о войне, которая касается и коснется каждого, даже тех, кто живет в далекой глубинке. Беспощадность войны становится очевидней, когда на фронт отправляются родные и близкие, а незатейливые домашние радости в один момент обрываются.

Самые пронзительные сцены – прощания – когда Иван Петр уходят на войну и нежданного возвращения Ивана через долгие четыре года после войны. Финал – почти детективный. Выбор Александры (Ксения Бойко),  с кем она останется не очевиден и цепляет за живое. Можно ли простить вернувшегося и покаявшегося Ивана (Павел Мохнаткин)?  Легко ли оставить помогавшего ей все суровые военные годы Римаса (Алексей Зайков)? Все как в жизни, поэтому цепляет, пробирает до мурашек и долго не забывается.

Пьеса Гуркина – об умении любить и  умении прощать, и это последнее оказывается самым трудным.

Спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас» решением жюри награжден в номинации «лучший спектакль большой формы». Исполнительница роли Сани актриса Ксения Бойко получила приз «За лучшую женскую роль».

  1. Коллектив Театра Драмы Республики Карелия «Творческая мастерская» г. Петрозаводск показали молодежный спектакль «Фото на развалинах».

     Спектакли, адресованные подросткам, на театральных сценах всегда – дефицит. Режиссер Артем Галушин поставил инсценированную драматургом Дмитрием Богославским повесть Светланы и Николая Пономаревых.

История современного парня с редким именем Елисей (Михаил Третьяков), разумеется, не нова. У каждого подрощенного ребенка со временем начинается конфликт с окружающим миром. Каждый подросток непременно чувствует себя лишним, недооцененным, особенно, когда испытывает боль неразделенной любви, насмешки одноклассников, невнимание и непонимание родителей, погруженных в собственные проблемы. Счастье, если на пути встречаются разумные взрослые, необязательно, учителя, но в данном случае, это важно. Учителю истории (Александр Галлиев) удалось, невзирая на непростые  взаимоотношения, обоюдное недопонимание, наладить контакт и помочь Елисею. Если бы не Виктор Валентинович, дело могло бы закончиться трагически.

Спектакль называется «Фото на развалинах» потому, что главный герой обожает фотографировать странные, никому не нужные объекты. Их заброшенность ему близка. Атмосферная сценография (художник Ютта Роттэ) подчеркивает холод, неустроенность внутреннего мира Елисея. Родители разводятся, девочка не замечает, в школе все неладно, скучно, противно. Мы видим черно-белые кадры серого города, пожухлую траву, замечаем бардак в комнате и на письменном столе, неприязнь и неуютность окружающего мира. Мир неуютен потому, что никто никого не любит, во всяком случае, не уважает, даже бесит. Дети – родителей, одноклассники – друг друга.

Елисей влюблен в Наташу (Виктория Бикетова), Наташа – в историка, Алиса (Татьяна Савицкая)– в Елисея. Елисей жестоко использует Алису, чтобы привлечь внимание Наташи. Наташа издевается над Елисеем, чтобы заполучить историка.

Очень интересный персонаж представлен Дмитрием Константиновым. Создавая то гибкий, то изломанный пластический рисунок, артист воочию представляет внутренний монолог Елисея. Диалог с вечно недовольной собой и сыном, постепенно деградирующей матерью (Виктория Федорова) сводится к коротким, как пулеметная очередь перепалкам/отговоркам.

Замечательны героини Ольга Саханова: отвратительная классическая завуч, колоритная продавщица, тотально давящая на единственную дочь мать Алисы.

История Елисея банальна, но только со стороны. Когда случаются собственные трагедии, связанные с болезнями, расставаниями, нелюбовью, это всегда небанально, а просто больно.

Подросток из знаменитой повести «Над пропастью во ржи» Холден Колфилд вытаскивает себя из сплина пониманием своего главного жизненного предназначения – спасать детей. Елисею приходится спасать взрослых, и когда это ему удается, жизнь немедленно расцвечивается разноцветными красками.

Спектакль «Творческой мастерской» получил приз «за художественную честность высказывания».

       Завершился фестиваль «Подмосковные вечера» спектаклем челябинского государственного академического театра драмы им. Наума Орлова «Дом Бернарда Альбы».

Чувственную драму о бунте, покорности, зависти, жестокости и незащищенности, любви и смерти молодой режиссер Дарья Догадова поставила по знаменитой пьесе Федерико Гарсия Лорки. Пьеса Лорки покоряется не каждому, сколько уже было безумно скучных спектаклей, в том числе, и в московских академических театрах, но челябинцы покорили зрителей с первых минут. Во-первых, постановка  необыкновенно красива, прежде всего, своим актерским  ансамблем. Нет ни одной проходной роли, для каждой актрисы, не говоря уж о единственном мачо Пепе (жнец – Антон Дмитров)  режиссер устроила маленький бенефис. Во-вторых, сценография спектакля красива убедительной лаконичностью  (художник-постановщик Ольга Смагина).

Посредине расположились три огромных  двери / ворота, в которые свободно пройдет лошадь или корова (кстати, на платьях девушек пришиты кольца, за которые их, как кобылиц, можно привязать к стойлам),  а за воротами – буйная зелень и парит невесомое перышко, вот бы вспорхнуть и вылететь вместе с ним из домашней тюрьмы.  Испанское душное лето не помешало суровой Бернарде Альбе (Татьяна Каменева) обречь дочерей на восьмилетний траур. Непреклонная Бернарда вынесла приговор, практически, пожизненный молодости и красоте девушек, запретив восемь лет общаться с посторонними, тем самым обрекая дочерей на одиночество и бездетность. Зачем же Альба рожала их одну за другой, если взрастив, пожирает их счастье, их жизни, словно, монстр? Умершего мужа (хозяина) явно любила только служанка – важная деталь: складывая похоронный костюм хозяина, она, пока никто не видит, горестно зарывается лицом в его рубашку.

Костюмы выразительны, в них присутствует, конечно, испанский акцент, но он не исключает интернациональности случившейся истории. Преобладание черного и белого цвета, и на этом фоне контрастный протест алого веера и зеленого платья Аделы (Анастасия Аляева). Невероятно страстный  дуэт Аделы и Пепе, где нет места банальности, нет ни секунды пошлости, хотя сцена запретной любви вызывает оторопь бесстыдной откровенностью, показанной всего-навсего через сочное  откусывание яблока, брызжущего соками во все стороны.

Неутоленные страсти, сложные переплетения ревности-любви-ненависти актрисы передают тонко, нигде не пережимая, никого не переигрывая. Это безусловно, в первую очередь, заслуга режиссера, изящно выстроившего рисунок каждой мизансцены. В ее спектакле чрезвычайно важно тщательно подобранное музыкальное сопровождение, световые акценты (Дмитрий Зименко) и эффектное пластическое решение (Мария Грейф).

«Дом Бернарды Альбы» стал достойным завершением прекрасного фестиваля «Подмосковные вечера». Режиссер – постановщик Дарья Догадова получила заслуженный приз «За лучшую режиссерскую работу».

Фестиваль закончился праздничным капустником в исполнении артистов театра ФЭСТ, всю неделю радушно принимавших гостей. Все участники фестиваля сохранят в памяти сердечную благодарность за ежедневную радость творчества и сотрудничества, а зрители – счастливые эмоции театрального пиршества.

Автор: Лариса КАНЕВСКАЯ

Издание "Мнение"

© 2024 Мытищинский театр драмы и комедии "ФЭСТ", 141008, Россия, Московская область, г.Мытищи, ул.Щербакова, д.6А, телефон: +7(495)586-07-77, касса: +7(495)582-81-81
magnifiercrosschevron-down