Немного о «Гамлете» — из цикла «ФЭСТ», как он есть

Немного о "Гамлете" - из цикла "ФЭСТ", как он естьПремьера спектакля «Гамлет» была отмечена одной неожиданной историей: в соцсетях появилась статья об этом спектакле, приписываемая мне, хотя я её не писал. В общем, мнение автора этой статьи существенно от моего не отличается — ему спектакль понравился, мне, в целом, тоже, просто это не моя статья (кто ты, неизвестный друг, который, может быть, в этот праздничный вечер сидел рядом со мной? Отзовись!). Никаких особенных претензий по этому поводу у меня ни к кому нет — в конце концов, если песню Евгения Аграновича «Берёзовый сок» приписывали и Михаилу Ножкину и Сергею Есенину, то чем я, собственно, лучше Есенина? Просто надо знать, как всё это было на самом деле. Ну раз уж такое произошло, скажу хотя бы несколько слов о спектакле, который сейчас ещё выглядит несколько сырым, и надо ещё посмотреть — каким он будет через полгода или через год.

Можно уже сейчас уверенно сказать, что работа это вполне достойная, и хотя ещё остаются сомнения по поводу того, войдёт ли он в историю мирового театра как принципиально новый этап в освоении шекспировского наследия, то, по крайней мере, он не хуже ни одного из тех «Гамлетов», которых я видел за последние лет 30, а то и все 35 (говорят, впрочем, что недавно один грузинский театр поставил изумительно хорошего «Гамлета», но я его не видел) — впрочем, отдельные большие удачи были и у других театров — недавно умерший артист Театра Армии Андрей Данилюк играл короля очень хорошо, а ещё раньше великая Инна Чурикова сыграла Гертруду просто блестяще — но в целом ни одного спектакля, который был бы на порядок выше, я не видел. Первое, что бросается в глаза — оформление — для постоянного художника театра Ирины Титоренко это одна из лучших работ. Затем — актёрский ансамбль, который находится на весьма высоком уровне — и особенно радует то, что многие из артистов поставили своей целью сделать что-то новое для себя — сыграть так, как они ещё не играли. Так, весьма неожиданным предстал Антон Kyзьменко, для которого столь привычны ехидная ирония и иногда — мягкий лиризм. Сейчас же от него потребовалось сыграть персонажа весьма таинственного и романтического — и это ему удалось. Призрак убитого короля разговаривает и ведёт себя не так, как люди, которых можно встретить в электричке, и в то же время видно, что для него это — единственно возможная форма существования. Можно было бы сказать, что, подобно одному литератору, писавшему на экономические и политические темы и в своё время очень известному, старый король и после смерти живее всех живых, но это в данном случае было бы неуместно — в этом спектакле и остальные люди не особенно мёртвые.

Нельзя не отметить также молодых актёров Игоря Сетдекова и Николая Буланова — и тот и другой обычно играли — как бы это повежливее сказать — молодых людей с повышенным уровнем инфантильности и пониженным уровнем брутальности. Здесь же, напротив, им предстояло сыграть таких крутых парней, с малолетства приученных к оружию, которым своя жизнь не дорога, да и чужая тоже — и у обоих это получилось.

Ещё один весьма яркий момент спектакля — монолог бродячего актёра о Гекубе — иногда в других спектаклях его решали откровенно пародийно, здесь же к нему подошли более серьёзно — это стилизация под театр очень старый, но по-своему талантливый — стилизация, сделанная Фаритом Халяповым с большим тактом и вкусом — в таком качестве я этого артиста тоже раньше не видел (впрочем, смутно припоминаю — когда-то театр ФЭСТ ставил нечто очень трагическое из библейской жизни, где Халяпов играл то ли Ирода,то ли Kaиафу, то ли ещё кого-то из той же эпохи, но та трагедия получилась очень смешная, особенно в самых трагических местах, да и было это очень давно — когда, например, Анастасии Москвиной ещё попросту не было — как только мы могли жить без Москвиной, удивительно?! — но ведь как-то жили… )

Kcтати, о Москвиной — в роли Софьи она мне понравилась больше, чем в роли Офелии, но в то же время её Офелия, имеющая хоть какой-то характер и перед тем, как сойти с ума, хотя бы немного посопротивлявшаяся, смотрится более убедительно, чем все остальные виденые мною Офелии, включая и героиню известного фильма, сыгранную тёзкой мытищинской актрисы. Впрочем, я не отрицаю, что Вертинская — актриса экстра-класса, достигшая таких высот, до которых молодым ещё шагать и шагать, но обессмертила она себя не Офелией, а ролями Моны, Эльвиры и Мери Цинцадзе; да, собственно, даже ихтиандровская возлюбленная и дочка дедушки Анатолия Смиранина в её исполнении получилась интереснее, чем Офелия (да простит меня за такие слова наша шестидесятническая интеллигенция, но она сама учила меня всегда говорить правду). Павел Koнивец в роли Чацкого тоже произвёл на меня более сильное впечатление, но и здесь он очень хорош.

Можно было бы сказать и ещё кое-что об отдельных удачах и неудачах спектакля Игоря Шаповалова, но пока что ограничусь общим впечатлением. За последний год, общаясь со многими моими знакомыми, которые никогда не были в городе Мытищи и не особенно туда собираются, я заметил, что у них сложилось определённое мнение о театре «ФЭСТ», о котором они мало что знают и об актёрах, которых они не видели — как об очень интересных людях, которые делают то, что считают нужным, несмотря на неблагоприятные обстоятельства (нечто похожее лет 50 назад я думал об Анджеле Дэвис). Не скрою, я бы предпочёл, чтобы событий, которые придали этому коллективу дополнительную популярность, не было, но раз произошло то, что произошло, то хорошо, что о театре думают именно так, тем более, что на самом деле это именно так и есть. Новый спектакль театра «ФЭСТ» идеально вписывается в такой образ театра — и это правильно. А теперь немного подождём и посмотрим, каким этот спектакль будет некоторое время спустя.

Один комментарий

  1. Предыдущего «Гамлета» смотрела в «Сатириконе». Впечатлилась на 20 лет. Сейчас решилась на следующего. Согласна с автором блога, спектакль приглашает думать, спорить, обсуждать.

Комментарии закрыты